Слушать

Почему «Укрзалізниця» покупает соляру оптом дороже, чем она стоит в рознице?

14 августа 2016 - 19:13 323
Facebook Twitter Google+
По словам директора ООО «Консалтинговая группа А-95», топливо – это биржевой товар, на который цена формируется очень прозрачно и проблем с его закупкой вообще быть не должно

О топливе для «Укрзалізниці» говорим с директором ООО «Консалтинговая группа А-95» Сергеем Куюном.

Алексей Бурлаков: Почему мы никак не можем выйти на нормальный уровень цены за топливо для «Укрзалізниці»?

Сергей Куюн: Старая система когтями пытается держаться за прежний алгоритм снабжения «Укрзалізниці». Новые правила по закупке топлива не всегда совершенны. Сейчас закупки становятся прозрачными. Даже конверты с предложениями о цене открываются на видео. Есть закон о госзакупках и «Укрзалізниця» вынуждена идти по этой процедуре.

«Укрзалізниця» потребляет порядка 300 тыс. тонн дизельного топлива в год, это 6% от национального потребления. Этот потребитель является очень завидным клиентом для поставщиков. В нормальной ситуации потребитель получает скидки за счет оптовых закупок. У нас получается наоборот — «Укрзалізниця» всегда переплачивает.

Наталья Соколенко: Как сформировалась цена сейчас?

Сергей Куюн: Сегодня цена на дизельное топливо на рынке — 17 тыс. гривен за тонну, а «Укрзалізниця» покупает его за 19,300  гривен. На тех объемах, которые нужны «Укрзалізниці», это переплата на десятки миллионов гривен.

Наталья Соколенко: Что делать в такой ситуации? НАБУ есть с чем там разбираться?

Сергей Куюн: Сейчас увеличивается количество поставщиков — их уже не 1, а 3. Нам действительно нужно время, чтобы поверить в то, что «Укрзалізниця» стала другой компанией.

Чиновники выписывают огромные талмуды требований к поставщикам о необходимости собрания множества документов. Как показывает практика, эта громоздкая система позволяет оспаривать торги тем, кто не хочет допустить более дешевых претендентов. Кто-то научился играть по правилам этой системы, а кто-то пропускает запятую и его сразу сбивают с тендера. У «Укрзалізниці» есть постоянная потребность в топливе, поэтому она не может пропустить торги. Рецепт один: надо упростить эти надуманные требования. Топливо — это стандартизированная и универсальная во всем мире вещь.

Алексей Бурлаков: «Укрзалізниця» покупает топливо или берет его в аренду?

Сергей Куюн: Покупает. Зимой, когда не могли провести торги, «Укрзалізниця» взяла топливо в долг. В связи с этим сегодня компания «WOG» выставила иск на 100 млн. гривен.

Наталья Соколенко: Руководит сейчас компанией Войцех Балчун. Он входит в топ-25 антикризисных менеджеров Польши 2012 года. Такой человек не смог распутать этот кокон?

Сергей Куюн: Я вижу определенную динамику за последние пару месяцев. Еще один поляк возглавил центр обеспечения производства, который занимается проведением закупок для «Укрзалізниці».

Раньше мы наблюдали тихий саботаж. Сейчас «Укрзалізниця» отказалась от выкупа топлива по высокой цене, которое было законтрактовано раньше. Определенные перемены наступили.

Сейчас происходит интересная борьба, когда азербайджанская компания «SOCAR» выиграла по одному из трех лотов с рыночной ценой. Компания «WOG» их торпедирует и пытается выбить из игры. Речь идет и о незаконно добытой информации и банковской тайне в том числе. «Укрзалізниця» очень показательно борется за эту цену. Я расцениваю это как очень хороший сигнал.

Раньше ожидаемая цена заведомо выставлялась очень высокой, и все пытались ей соответствовать. Сейчас уже выставлена более-менее адекватная цена.

Алексей Бурлаков: Как эти манипуляции отразятся на простых покупателях билетов?

Сергей Куюн: Топливные расходы являются крупнейшими в общей корзине закупок «Укрзалізниці». Есть затраты и на ремонт, и на смазочные материалы, но топливо — очень важный фактор влияния на образование цены на услуги «Укрзалізниці». Пассажирские перевозки никогда не были существенной статьей формирования прибыли «Укрзалізниці», скорее — причиной убытков. Основные доходы «Укрзалізниця» получает с грузовых перевозок. Все это, конечно, повысит конкурентоспособность компании. Я считаю, что нужно идти дальше. Одно дело — закупки по рыночной цене, но я считаю, что «Укрзалізниця» может проводить закупки напрямую у производителей. Законодательство не позволяет вести такие переговоры напрямую, но выход — в формульном ценообразовании, когда претенденты соревнуются не ценой, а условиями. Конечно, для этого нужно много работать, но это путь, по которому нужно идти.

Алексей Бурлаков: Меняется ли как-то цена в зависимость от колебаний на рынке, или цена фиксируется на срок контракта?

Сергей Куюн: 80% топлива мы закупаем зарубежом. Растут мировые котировки — растут цены для «Укрзалізниці». Эта ситуация указывает на необходимость перехода на формульное ценообразование, когда ты фиксируешь цену в валюте.

Сейчас необходимость фиксирования цены в гривне приводит к тому, что трейдер закладывает в цену свои риски. Кроме того, если цена возрастет, поставщик просто не сможет привезти нефтепродукт.

Алексей Бурлаков: Цена на билеты как-то изменится?

Сергей Куюн: Я не верю в то, что что-то может подешеветь. То есть к снижению цен на билеты это вряд ли приведет. Компания должна платить за дизтопливо по рыночно цене или меньше, а как она распорядится этими выгодами — уже второй вопрос. Топливо — это биржевой товар, на который цена формируется очень прозрачно. Проблем с его закупкой вообще быть не должно.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.