Слушать

Почти половина жалоб приходится на налоговую, — бизнес-омбудсмен

11 марта 2016 - 08:15 505
Facebook Twitter Google+
Реформы в сфере налогообложения продвигаются медленно, но уже сегодня можно говорить о некоторых улучшениях

shemeta_0.jpg

Альгирдас Шемета «Громадське радио»
Альгирдас Шемета

Подать жалобу на  коррупцию или неоправданные задержки в начислении НДС можно с помощью сайта. Таких сообщений за год поступило около 700. Об этом «Громадському радио» рассказывает бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета.

Эфир проводят журналисты Ирина Соломко и Елена Трибушная.

Ирина Соломко: Раньше бизнес молчал. А сейчас жалуется?

Альгирдас Шемета: Бизнес не боится жаловаться. С мая прошлого года, когда мы начали свою работу, получили почти 700 жалоб по разным вопросам, 45% из которых приходится на налоговую. Много бизнесов говорят «нам надоело» и вместо того, чтобы работать по-старому идут к нам.

Ирина Соломко: Что именно надоело? Взятки?

Альгирдас Шемета: Некоторые прямо говорят «надоело давать взятки». Ставки они все знают. Это было в прошлом, но и сейчас получают звонки с предложением решить какую-то проблему за столько-то процентов. Ты можешь раз перешагнуть грань и будешь всю жизнь ввязан в эти грязные игры. Если в прошлом сама система была такова, что сложно было не пойти на встречу подобным предложениям, то сейчас можно отказаться от такой практики.

Ирина Соломко: Как вам удается решить проблему?

Альгирдас Шемета: Мы нейтральны: разбираемся в сути вопроса, слушаем вторую сторону. Если бизнес прав, то мы используем весь арсенал. Когда налоговая поняла, что мы непредвзяты, началось плотное сотрудничество. Мы подписали меморандум, регулярно организовываем встречи наших и их специалистов.

Ирина Соломко: Сколько у вас в штате людей?

Альгирдас Шемета: Всего 15 человек, из них 6 расследователей, 2 заместителя. Другая часть – обслуживающий персонал. Даже с такой маленькой командой мы рассмотрели много дел за такой короткий период.

Ирина Соломко: Как вы доказываете факт нарушения?

Альгирдас Шемета: Если бизнес говорит, что ему предлагали взятку за решение вопроса, то мы передаем жалобу в антикоррупционное бюро. Бизнес жалуется нам по факту. Например, не возвращают НДС, хотя прошли все сверки. Тогда мы идем в налоговою, они рассматривают это дело.

Практически во всех случаях вопрос решается в пользу налогоплательщика. Хотя есть еще люди в налоговой, которые хотят заработать на этом. Как только они получают сигнал об участии третей стороны, то нарушения прекращаются.

Елена Трибушная: А что происходит с проверками?

Альгирдас Шемета: Мораторий действовал на малый и средний бизнес. Крупный бизнес никогда не освобождался от проверок. Мы встречались с попытками обойди моратории.

К примеру, если возбудить уголовное производство, то можно провести проверку. Но мы убедились, что если работать профессионально, то можно найти решение. Также остается много проблем на региональным и районном уровнях, куда реформы еще не дошли.

Ирина Соломко: А понесли ли ответственность те люди, которые пытались использовать незаконные инструменты?

Альгирдас Шемета: Мы выясняем фамилии людей, которые приняли неправомерные действия, и доносим эту информацию в соответствующие органы. Из ответов, которые мы получили, следует, что имеются случаи увольнения сотрудников налоговой службы,  даже руководителей региональных налоговых, из-за того, что они плохо исполняли обязанности. Но иногда мы имеем неумышленные нарушения. 

Ирина Соломко: Каков ваш рецепт улучшения в этой сфере?

Альгирдас Шемета: Если говорить по налоговым вопросам, то есть несколько очень простых, но важных, элементов. В первую очередь, по НДС. Нужно гарантировать текущие возмещение НДС по срокам, установленным законодательством, и наказывать сотрудников за нарушения.

Ирина Соломко: Какой долг сложился за предыдущие годы?

Альгирдас Шемета: Когда мы писали отчет в октябре прошлого года, было около 22 млрд грн. Сумма уменьшается, но долг остается. Можно договориться с бизнесом о реструктуризации с четкими терминами. Другой элемент – это внеплановые проверки. Нужно создать централизованную систему оценки рисков. Внеплановые проверки должны происходить после сигнала из этой системы. Сначала можно сделать, чтобы проверки не проводились без разрешения центральной государственной фискальной службы, а чтобы  это сделать, нужна убедительная мотивация. 

Ирина Соломко: Когда вы говорите власти об этих изменениях, что слышите в ответ?

Альгирдас Шемета: Я не могу сказать, что власти не прислушиваются. Несколько из наших предложений были отражены в изменениях к Налоговому кодексу. К примеру, по электронному кабинету налогоплательщика.

Другой элемент – это незначительные ошибки. Просто ошибся человек, и получил большущий штраф. В кодексе уже намечено, что если эта ошибка техническая, то штраф не накладывается.

Некоторые предприятия ведут учет по денежному принципу, и система электронного декларирования была не приспособлена к их деятельности. Мы получили несколько жалоб по этому вопросу и включили в кодекс положения, которые отвечают системе этих налогоплательщиков. По остальным вопросам было решено не делать большие изменения. После завершения политического кризиса начнется работа по изменению кодекса, и правки вступят в действие с начала 2017 года.

Елена Трибушная: Есть ли политическая воля провести эти изменения?

Альгирдас Шемета: Я не могу сказать, что политической воли вообще нет, она распыляется на много вопросов.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.