Слушать

Подозреваем, что самолет Медведчука вылетал из Крыма, — журналист

20 ноября 2016 - 20:09 984
Facebook Twitter Google+
Открытое небо для одного человека: журналисты программы «Схемы» радио «Свобода» и телеканала «UA: Перший» выяснили, что Виктор Медведчук, вопреки запрету, летает напрямую между Киевом и Москвой

 Автор расследования Михаил Ткач у нас в студии.

Григорий Пырлик: Как вам удалось установить, что именно борт Виктора Медведчука летает напрямую?

Михаил Ткач: Мы начали разрабатывать тему приватных самолетов в конце июля. Снимая сюжет о том, какими самолетами пользуются народные депутаты и чиновники, мы заметили особенность, что единственный борт, который напрямую, без посадки в Гомеле, летает из России в Украину — борт Виктора Медведчука.

На наш запрос, каким образом Виктор Медведчук совершает такие полеты, был ответ Госавиаслужбы, что запрещено прямое авиасообщение бортов, которые зарегистрированы на территории Украины или России, а поскольку борт Виктора Медведчука зарегистрирован на Арубе (Нидерланды), на него запрет не распространяется.

Хотя министр инфраструктуры на наш вопрос ответил, что условие запрета не только украинская или российская регистрация, а и наличие сертификата эксплуатанта в Украине или в России.

После материала от наших источников мы получили информацию о том, что сертификат эксплуатанта в Украине у самолета Виктора Медведчука скорее всего есть, поскольку он имеет постоянную парковку в аэропорту Жуляны, там обслуживается, у самолета украинская команда.

Ирина Ромалийская: А что это за сертификат?

Михаил Ткач: Это сертификат, который выдается в той стране, в которой обслуживается самолет. По нашим наблюдениям, когда Виктор Медведчук не совершает перелетов, самолет находится в аэропорту Жуляны.

Ирина Ромалийская: Сколько раз он летал?

Михаил Ткач: По флайтрадару мы увидели, что борт вылетел 9 сентября из Киева в Москву. Второй раз —23 октября. Борт прилетел из РФ. Мы сняли Виктора Медведчука, похоже, с ним была его жена. Борт появился на флайтрадаре в районе города Анапа. Мы не можем утверждать, что он прилетел из Анапы, поскольку есть ряд причин. У нас существует подозрение, что борт мог вылететь из Крыма. Взлетной полосы на флайтрадаре не видно, он просто появился на радаре — он мог взлететь как в Анапе, так и в Крыму. Мы хотим установить, взлетал ли борт из Крыма.

Третий раз мы зафиксировали прилет Виктора Медведчука на самолете «Фалькон 900» из Москвы 14 ноября. Он вернулся в сопровождении неизвестных людей. Одного человека нам уже помогли узнать — это депутат от Оппоблока Тарас Козак. Видно, что эти люди — его товарищи (прощаясь, они целуются в щеку).

Позиция Медведчука, что он принимает участие в гуманитарной подгруппе на Минских переговорах, соответственно, летает в РФ, чтобы совершать переговоры по освобождению украинских пленных. Мы не понимаем, какое участие в переговорах принимает его жена, если она прилетела с ним, или Тарас Козак, у которого нет статуса в этих переговорах.

Григорий Пырлик: Расскажите о реакции «Украинского выбора».

Михаил Ткач: Сначала нам прислали ответ на запрос, что Виктор Медведчук совершает такие перелеты в РФ, исходя из того, что визиты имеют официальный характер, соответствующие органы дают ему разрешение на перелеты.

Через некоторое время мы получили второй вариант ответа. Нас ставили перед фактом, что Виктор Медведчук оставляет за собой право, объявить о том, кто сорвал процесс и оповестить об этом родственников пленных, если в результате информационных провокаций будет сорван переговорный процесс по освобождению.

Мы опубликовали ответ и сказали от себя, что мы не имеем право скрывать факт, что борт только Виктора Медведчука летает напрямую в РФ и не видим в этом никаких информационных провокаций.

myhayl.jpg

Михаил Ткач // «Громадське радио»
Михаил Ткач

Григорий Пырлик: В вашем материале речь идет и о том, что прилет, который вы зафиксировали, был накануне начала протестов, которые организовал народный депутат Вадим Рабинович. Вы связываете прилет Виктора Медведчука и протесты?

Михаил Ткач: Я не берусь что-то связывать. Факты, которые мы опубликовали, говорят о том, что Вадим Рабинович выходил из здания, в котором располагается офис Виктора Медведчука и «Украинского выбора». Акции протеста начались, если я не ошибаюсь, 10-го ноября, 11-го мы зафиксировали выход народного депутата Рабиновича из этого здания.

Мы обратились непосредственно к фигуранту Вадиму Рабиновичу с вопросом, на что он бросил трубку, успев ответить: «Я общаюсь со всеми людьми в этой стране и меня можно увидеть под разными офисами». Он не прокомментировал с кем встречался и по какому поводу. Никаких выводов мы, как журналисты, делать не можем.

Ирина Ромалийская: Если говорить о Рабиновиче, что может означать его приход в офис Медведчука?

Михаил Ткач: Я бы не хотел делать оценки этому визиту. Есть факт, что Рабинович является соорганизатором этих протестов, есть факт, что СБУ анонсировала массовые протесты — план «Шатун», есть факт, что одним из организаторов протестов, которые совпали по времени с анонсированными протестами СБУ, является Вадим Рабинович. И Вадим Рабинович был в здании, где располагается офис Виктора Медведчука — это тоже факт. Выводы каждый должен делать сам. Но мы считаем, что нужно показывать эти факты.

Григорий Пырлик: В вашем материале речь идет и о том, что наблюдение за самолетами длилось 4 месяца. Вы подвергались прессингу со стороны охраны Виктора Медведчука. В чем он выражался?

Михаил Ткач: 14 ноября, когда мы ждали рейс из Москвы, охрана подъехала к нам на двух микроавтобусах. Мы сразу представились, я показал удостоверение. На время они потеряли интерес к нашей съемочной группе. Но когда мы перешли к воротам VIP-терминала, чтобы снять людей, которые будут выходить, охрана снова подъехала к нам. Сначала по мне начали бросаться снежками и льдом, затем подошли, начали толкаться и говорить, чтобы мы перестали снимать. Затем появился еще один охранник. Нам закрывали камеру, чтобы мы не снимали людей. На наши призывы, что они нарушают закон, никак не реагировали. Как только из микроавтобуса прозвучала соответствующая команда, охранники удалились.

Ирина Ромалийская: Было нападение на вашу съемочную группу и около здания СБУ в центре Киева. Чем тогда закончилось это дело?

Михаил Ткач: Это дело еще не закончено. Военная прокуратура несколько раз закрывала уголовное дело, аргументируя тем, что нет состава преступления. Недавно мы третий раз выиграли суд, он обязал военную прокуратуру вновь возобновить расследование уголовного дела по факту нападения, задержания съемочной группы возле Управления СБУ в Киеве и Киевской области 2 октября прошлого года.

У нас есть видеодоказательство, как мы показываем удостоверения охране проходной СБУ. У нас есть это, видео нападения —  остается ожидать на нейтральную и объективную оценку действий сотрудников СБУ.

Ирина Ромалийская: Вы продолжаете расследование по Медведчуку?

Михаил Ткач: Мы хотим установить, есть ли у борта Медведчука сертификат эксплуатанта в Украине и хотим распознать всех людей, с которыми прилетал Виктор Медведчук. Особенно нас интересует прилет 14 ноября накануне акций протестов, поскольку там было несколько людей.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.