Слушать

Прямых доказательств против меня не существует, я защищал свою страну, - Колмогоров

28 декабря 2017 - 22:00
Facebook Twitter Google+
Пограничник Сергей Колмогоров комментирует доказательную базу обвинения проти него и рассказывает свою версию событий под Мариуполем, когда их погранотряд пытался остановить автомобиль Евгения Рыжкова

dsc06364.jpg

Сергей Колмогоров // Громадське радио
Сергей Колмогоров
В студии Громадського радио — пограничник Сергей Колмогоров, который ранее был осужден на 13 лет по обвинению в умышленном убийстве и превышении должностных полномочий в зоне проведения АТО. Три года назад от выпущенной из его автомата пули, во время попытки остановить машину, в Мариуполе погибла мирная женщина (пассажир автомобиля). Сейчас приговор отменен, и дело вернули на рассмотрение в суд первой инстанции.

Алена Бадюк: В этом году 6 ноября высший специализированный суд отменил приговор. Что значит для вас это решение, на сколько оно было прогнозируемым?

Сергей Колмогоров: Ну 50 на 50 у меня были ожидания, я все-таки верил, надежда оставалась до конца. Лично я прекрасно чувствовал поддержку всех своих знакомых и даже, скажем так, где-то на подсознании тех людей, которых я даже не знал. Адвокат рассказывал, что поддерживают очень много людей, для меня это было очень приятно.

Алена Бадюк: А как вы относитесь к тому, что многие расценивают такую поддержку как давление на суд?

Сергей Колмогоров: Я думаю, что это не есть правда. Как это может быть давлением на суд, если решения тех первых инстанций были неправомерны?

Алена Бадюк: Что вы имеете ввиду, когда называете это решение суда неправомерным? Насколько справедливым считаете следствие при первом рассмотрении дела?

Сергей Колмогоров: Если мы возьмем сторону закона, там было не все изучено. Прямых доказательств против меня не существует, поэтому приняли одностороннее рассмотрение,  предвзятое отношение.

Прямых доказательств против меня не существует

Алена Бадюк: Та доказательная база… вы не считаете ее достаточной, почему?

Сергей Колмогоров: Я считаю ее сфальсифицированной. Сейчас идет новое рассмотрение, какие-то либо детали мы не имеем права оглашать.

Алена Бадюк: Считаете ли вы, что этот процесс будет отличаться от предыдущего?

Сергей Колмогоров: Я надеюсь на адекватное восприятие восприятие судей, отношение к делу всех участников процесса. Единственное мое желание – чтобы все действия прошли законно.

Алена Бадюк: Каким вы помните день 7 сентября 2014 года, по вашей версии, что происходило? Потому что есть озвученная версия господина Рыжкова, который не соглашается с очень многими моментами.

Сергей Колмогоров: Это не господин, а как минимум нарушитель. А на самом деле, я убежден, что он преступник. В деле он проходит как потерпевший. Мы, как представители закона, согласно всех инструкций, законов, сделали все правильно, мы его останавливали, точнее задерживали.

Алена Бадюк: Он, к примеру, говорит о том, что не слышал тогда никаких предупреждающих сигналов. Упомянул о том, что не было блокпоста…

Сергей Колмогоров: Ну рассказать можно все что угодно, где доказательство его слов? Все его показания против меня основаны на выдумках. Он менял систематически свои показания, что говорит о том, что он обманывал. По поводу блокпоста, я повторюсь, пункт технического наблюдения — это стратегический объект повышенной безопасности. На той территории он оставался один-единственный. Потому что Седово до этого расстреляли.

Машину заметили вечером, на тот момент водитель делал какие-то непонятные действия, звонил по телефону, подавал световые сигналы в сторону моря. Наряд доложил командиру, приняли решение его проверить. Этот человек, он уже пытался приблизится к пункту технического наблюдения, потому что уже сверкалось. Машина оставалась на месте. При попытке проверить документы, когда пограничный наряд его остановил криком «Стой, пограничный патруль», этот человек развернулся, убежал в машину, завел, и уехал с того места. Он не выполнил законные требования.

Мы выполняли свой долг по защите Родины от агрессора, от преступных элементов

Алена Бадюк: То есть оповещение он точно слышал?

Сергей Колмогоров: Конечно.

Алена Бадюк: О каком расстоянии идет речь?

Сергей Колмогоров: Об очень коротком. Он отреагировал тем, что скрылся, убежал и этим самым нарушил закон.

Сейчас рассказывать полностью все детали, я не имею право.

Алена Бадюк: Какие аргументы в вашу пользу на сегодняшний день существуют?

Сергей Колмогоров: Аргумент простой – я невиновен. Я действовал согласно закону. Самый главный аргумент – это то, что мы защищали свою страну, и я, и в общем все, мы выполняли свой долг по защите Родины от агрессора, от преступных элементов. Это самый главный аргумент.

Полную версию интервью слушайте в звуковом файле 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.