Пограничник, первым получивший звание героя СССР, был с Луганщины — Снегирев

25 мая 2016 - 17:45 136
Facebook Twitter Google+
Валерий Снегирев, историк, публицист и писатель рассказывает о своих книгах, посвященных героизму пограничников, воевавшим во Второй мировой войне

В студии работают журналисты Елена Терещенко и Михаил Кукин

В ежегодном конкурсе «Смарагдовая лира», который проводит пограничная служба, в номинации «Художественная литература» победила книга Валерия Снегирева «Они сражались в зеленых фуражках» о пограничниках, которые воевали во время Второй мировой войны

Елена Терещенко: Это уже не первая ваша книга о пограничниках. Откуда эта любовь к зеленым фуражкам?

Валерий Снегирев: Я никогда не служил в погранвойсках, но всегда восхищался мужеством этих людей, кстати через 3 дня у них праздник, а для Луганска этот праздник особенный.

Хронологическая лента в книге начинается с событий в 1938 году боями на озере Хасан, что в Приморском крае, где из-за двух сопок — «Безымянная» и «Заозерная» разгорелась репетиция локальной войны. Это только подтверждает, что Россия всю жизнь проводила гибридную войну. Официальным поводом для вторжения советских войск на территорию Манчжурии было то, что с высоты сопок просматриваются подступы к Владивостоку, и чтобы японские шпионы не могли в бинокль просмотреть эти подступы, надо было эти сопки присоединить.

Первые герои Луганщины были как раз два пограничника, которые сражались на озере Хасан. Более того, один из них — первый пограничник, которому присвоили звание героя Советского союза во всех погранвойсках. Это заинтересовало СБУ Украины и ФСБ России, но почему-то было неинтересно родному Луганску.

А я считаю: как бы мы не относились к непонятным гибридным войнам, но мужеству людей, которые принимали и принимают в них участие, можно только поклониться. При обороне сопки этот герой умудрился 58 заброшенных гранат выбросить назад из траншеи, и японцы подрывались сами на своих гранатах.

Елена Терещенко: Недавно в Алчевске, на неконтролируемой территории Луганской области, открыли памятник Мозговому, которого свои же собратья и убили. Как вы к этому относитесь?

Валерий Снегирев: Первый и золотой закон мафии: свою жертву нужно похоронить по высшему разряду и лепить миф.

А в Луганске накануне открыли памятник, как его прозвали в народе «Три террориста и заложница». Но стоит обратить внимание, что памятник открыт на месте несостоявшегося фонтана, где были мраморные и гранитные балюстрады, которые куда-то исчезли. И как говорят сами луганчане, они перекочевали к камину самопровозглашенного мера Луганска.

Михаил Кукин: Расскажите о вашей книге «Это было в Старобельске».

Валерий Снегирев: Название «Старобельске эхо Катынской трагедии». Она о судьбе поляков, которые были интернированы в Старобельск.

И если немцы покаялись за свои преступления, то мы делаем вид, что у нас грехов не было.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.