Слушать

Похищенный или дезертир: история украинца Шумкова, заключенного в РФ

08 марта 2018 - 20:25
Facebook Twitter Google+
Связи с ним практически нет, но в последнем письме было указано, что ему срочно необходимо встретиться с адвокатом, рассказывает тетя Александра Шумкова
Похищенный или дезертир: история украинца Шумкова, заключенного в РФ / Программы на Громадському радио

Александр Шумков пропал 17 августа 2017 года, а через месяц стало известно, что он находится в СИЗО города Брянска и ему инкриминируют участие в «экстремистской организации»

Историю бывшего охранника Дмитрия Яроша, задержанного ФСБ РФ, обсуждаем с его тетей Людмилой Шумковой.

 

Валентина Троян: Что произошло с вашим племянником? Напомните его историю.

Людмила Шумкова: Он исчез 17-18 августа. Потом через пару недель (наверное, даже больше) мы получили письмо от Следственного комитета о том, что он 6 сентября был задержан в Брянске, в кабинете следователя по особо важным делам том; о том, что ему инкриминируется часть 2 статьи 282 — участие в экстремистских организациях.

На тот момент мы не знали, что это конкретно. Через какое-то время стало очевидно, что это участие в Майдане, а также в Правом Секторе.

Читайте также: Військовослужбовця Олександра Шумкова ув’язнили в РФ зі звинуваченням в участі в екстремістських організаціях

Валентина Троян: Чем он занимался перед задержанием?

Людмила Шумкова: Он на данный момент военнослужащий Чернобаевской части (поселок Чернобаевка Херсонской области). Он был на службе, просто не вернулся домой без предупреждения, исчез — и все.

Мы искали его среди его знакомых, среди «правой» среды, в которую он входил. И когда мы получили письмо, официально подали заявление в полицию о его пропаже. В полиции почему-то с боем приняли заявление.

Сначала было возбуждено уголовное дело по статье 115 (убийство), хотя мы показывали письмо. Там четко было указано, где он находится и что ему инкриминируется. Только в декабре благодаря тому, что в ситуацию вмешался депутат ВРУ Виктор Чумак, дело переквалифицировали на 146 статью — незаконное лишение свободы либо похищение.

Читайте также: Мама затриманого в РФ охоронця Яроша звернулась до уповноваженого ВР з прав людини 

Валентина Троян: Почему не хотели принимать и чем аргументировали?

Людмила Шумкова: Ничем. Просто вели себя по-хамски, как зачастую и ведет себя полиция. Рассказывали небылицы: «а почему вы пришли, а зачем, а куда он поехал?» Равнодушно и по-хамски.

Валентина Троян: В Правом Секторе также подняли вопрос о том, что на уровне МИД надо говорить об этой ситуации.

Людмила Шумкова: Надо говорить об этой ситуации, потому что вокруг него происходят постоянные интриги, непонятные ситуации. Недавно на парламенте принималась декларация, обращение к иностранным парламентам, ассамблеям, чтобы как-то Европейский парламент и другие иностранные парламенты обратили внимание на проблему и каким-то образом давили на Россию.

Тем не менее, Александра в этот список не внесли. Хотя мы общались с правозащитниками, говорили о том, что дело даже просматривать не нужно, чтобы установить: политически оно мотивированное или нет. Статья говорит сама за себя.

Непонятно, почему такое отношение государства к истинным патриотам, которые готовы бороться за Украину, жертвовать здоровьем и жизнью ради Украины

Валентина Троян: Вы обращались куда-то, чтобы понять, почему его нет в списке политзаключенных  украинцев, которые отбывают в России наказание или под следствием?

Людмила Шумкова: Мы обращались в МИД, но нам на этот вопрос ответили как-то непонятно, «кивнули» на СБУ. В СБУ не обращались. Мы с самого начала, когда только получили письмо, обратились в местное отделение СБУ по Херсонской области — нас перенаправили в МИД, сказали, что это не их компетенция. Буквально сразу, когда получили письмо, приехали в Киев в МИД.

Я не знаю, насколько можно доверять следователям из РФ, но было озвучено, что вместе с письмом, которое послали по нашему адресу, было отправлено письмо на посольство, на консульство. Почему тогда в Украине об этой ситуации не знали, если письмо было отправлено еще шестого сентября?

Валентина Троян:  Он оказался в СИЗО в Брянской области. Вы обращались в погранслужбу, чтобы выяснить, есть ли данные о том, как он пересекал границу и где?

Людмила Шумкова: Насколько я знаю, это полиция обращалась и у них есть ответ. Я думаю, скорее всего, это было не по его воле. Уже потом он передал через адвоката, что его перевозили не по его воле.

Валентина Троян:  Где сейчас Александр? Что вы знаете и что можете рассказать?

Людмила Шумкова: Сейчас он находится в Брянске, в СИЗО. Что сейчас с ним неизвестно, связи нет никакой. Бывают очень редко электронные письма. Крайнее было буквально шестого марта. И оно у нас вызывает тревогу.

Он очень неприхотливый, никогда для себя ничего не просит. А в этом письме было указано, что ему срочно необходимо встретиться с адвокатом, была фраза «В общем, я держусь». Для нас это говорит о многом.

Перед этим на суде им и его адвокатом был заявлен ряд ходатайств. Одно из них: он хотел, чтобы в процессе он разговаривал на родном украинском языке. Кроме этого, был написан ряд жалоб на следователя. После этого начался прессинг.

В понедельник его должен посетить консул и адвокат.

Как я понимаю, наши письма ему не передают

Валентина Троян:  Уже были судебные заседания?

Людмила Шумкова: Были. Это не рассмотрение по сути, а продление срока содержания под стражей. Пятого февраля было продление до шестого апреля, была подана апелляция на это решение. Понятно, что все осталось в силе.

Валентина Троян:  Какая реакция начальства по службе?

Людмила Шумкова: Реакция очень странная. В части никак никто не реагирует. Никто к нам не обращался: как он, где. Кроме того, как мы выяснили, воинская часть передает материалы в военную прокуратуру, и военная прокуратура возбуждает уголовное дело за самовольное оставление части.

После этого мы несколько раз посещали воинскую часть, как там говорят: «без поважних причин не з’являється на службу». Нахождение в СИЗО РФ для руководства не является важной причиной.

Валентина Троян:  В Украине как-то расследуется его похищение, есть ли подвижки, насколько украинская полиция активна?

Людмила Шумкова: Я так понимаю, у них есть одна версия. Что-то происходит. Недавно маму Александра признали потерпевшей по этому делу, она знакомилась с материалами дела, но там была подписка о неразглашении материалов следствия. Поэтому я не могу озвучить, что конкретно происходит.

Валентина Троян: По факту его пропажи открыто уголовное производство относительно похищения. Но, скажите, он считается дезертиром?

Людмила Шумкова: Да. Пропадает военнослужащий. Вместо того, чтобы выяснить причины, где он, что с ним происходит, военная прокуратура возбуждает уголовное дело против него. В понедельник маму вызывают на допрос по этому делу в качестве свидетеля.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.