Слушать

Полозов: В Крыму развязан такой террор, что власть уже не боится

24 февраля 2017 - 19:19
FacebookTwitterGoogle+
«Российская власть демонстрирует крымским татарам, что безопаснее уехать из Крыма», — говорит Николай Полозов о недавних задержаниях в Крыму

Гость эфира — Николай Полозов, адвокат, работающий по нескольким делам в Крыму.

Ирина Ромалийская: С какой целью вы приехали в Киев?

Николай Полозов: Я приехал в связи с работой, которую провожу в Крыму, в частности в деле Ахтема Чийгоза, которое продолжается в «Верховном Суде Республики Крым». Скоро наступит стадия представления доказательств стороны защиты. Есть ряд доказательств, которые надо было получить в Украине. Помимо этого, я принял участие в мероприятии, которое проводилось в Верховной Раде. Там был экспертный доклад относительно дела 26 февраля. Готовила его Хельсинская группа.

По просьбе Ахтема Чийгоза, я зачитал его обращение к народным депутатам, к президенту Украины. Помимо этого, есть еще ряд существенных встреч, которые, я надеюсь, позитивным образом скажутся на тех процессах, которые происходят сейчас в Крыму.

Ирина Ромалийская: Ахтем Чийгоз — это заместитель главы Меджлиса. Он был одним из ярких действующих лиц митинга 26 февраля 2014 года, когда люди в Крыму пытались не допустить проведение сессии Верховного Совета, на которой планировалось поднять вопрос о присоединении к России.

Николай Полозов: В один день у здания Верховной Рады АРК должно было пройти два мероприятия. Одно было назначено на утренние часы. Это митинг, организованный Меджлисом крымскотатарского народа. Второе мероприятие — митинг партии Аксенова. Оно должно было начаться с 14 часов. Незадолго до 26 февраля Аксенов, Шеремет и ряд других жителей Крыма, которые занимались активной политикой, организовали «народное ополчение Крыма». Фактически Аксенов привел этих людей существенно раньше, во время митинга Меджлиса, чем была осуществлена провокация, поскольку эти люди применяли силовое давление по отношению к митингующим, провоцировали их на агрессивную реакцию.

Что касается Ахтема Чийгоза, то на тот момент он являлся заместителем председателя Меджлиса. Следствие и обвинение утверждают, что он в силу функциональных обязанностей должен был организовывать этот митинг, но это не так. После перевыборов Меджлиса должностные обязанности по организации массовых мероприятий и по координации взаимоотношений с региональными меджлисами была возложена на другого заместителя председателя Меджлиса Заура Смирнова. Именно он формально является организатором этого митинга. Когда мы осматриваем вещественные доказательства, совершенно очевидно, что действия Чийгоза ничем не отличаются от действий Смирнова.

Ирина Ромалийская: Заур Смирнов перешел на сторону России. Сейчас он работает в администрации Аксенова.

Михаил Кукин: Никаким преследованиям не подвергается.

Ирина Ромалийская: Он отказался встречаться, чтобы пояснить свою позицию.

Николай Полозов: Он председатель «Госкомнаца Крыма». В этом деле он фактически выведен за скобки. В ходе предварительного расследования он один раз был допрошен в качестве свидетеля. При этом он никаких показаний не дал, сослался на право не свидетельствовать против себя. После того, как дело было передано на доследование, он вовсе исчез из числа фигурантов этого дела.

Получается интересная ситуация, при которой были вовлечены множество людей в эти события, но целенаправленно в качестве жертвы избрали именно Ахтема Чийгоза. Дело об организации массовых беспорядков было возбуждено за один день до ареста Чийгоза. Все допросы ряда свидетелей, на которые опиралось следствие, арестовывая Чийгоза, были проведены в рамках расследования уголовного дела о причинении смерти по неосторожности двум гражданам. Дело о массовых беспорядках возбуждалось прямо под Чийгоза.

Михаил Кукин: Те крепкие мужчины, которых привел Аксенов, к делу привлечены в качестве свидетелей?

Николай Полозов: Многие из них — потерпевшие. Из 84 потерпевших больше 70 — «ополченцы». На видео мы видим, что после провокационных силовых действий «ополченцев» были пострадавшие из числа крымских татар. Пострадал пожилой мужчина и еще несколько человек, но следствие даже не пытается найти этих людей.

На мой взгляд, когда это дело фабриковалось, задачей было выставить крымских татар агрессивными и опасными, оправдывая настоящих зачинщиков событий.

Михаил Кукин: В Крыму сейчас много «звоночков». Новые задержания были проведены в последние дни. Власти боятся, что в годовщину что-то будет устроено?

Николай Полозов: За три года в Крыму развязан такой репрессивный террор со стороны правоохранительных органов, что власти уже не боятся. Это, скорее, профилактическая мера. Принцип простой: больше 3 человек собрались — это митинг. Можно сажать на 5 — 10 суток.

Задержанные в Каменке — это соседи Марлена Мустафаева. Это люди, которые живут рядом. Они увидели, что приехали силовики, и пошли посмотреть, поддержать. Их забрали. До позднего вечера суд вынес административные решения, по которым они осуждены на 5 суток ареста. Российская власть демонстрирует крымским татарам, что безопаснее уехать из Крыма. Если остаетесь, молчите в тряпочку.

Ирина Ромалийская: Перескажите суть послания Ахтема Чийгоза.

Николай Полозов: Поскольку мероприятие в Раде было посвящено годовщине событий 26 февраля, Ахтем Чийгоз в своем послании изложил предпосылки ситуации и предложил экстренные меры, которые должны исправить ситуацию. Он сказал достаточно жестко о том, что отношение еще той украинской власти к Крыму было предельно потребительское. Крымские тартары рассматривались как инструмент достижения этих интересов. Сейчас, когда статус Крыма изменился, Чийгоз считает, что украинская власть должна предпринимать конкретные шаги, в частности признать крымскотатарскую национальную автономию. Без этого у людей, которые остаются в Крыму, все меньше остается надежды на то, что в Киеве заинтересованы каким-то образом решать те проблемы, которые есть в Крыму.

Я передал обращение народным депутатам Джемилеву и Чубарову. Я надеюсь, что они передадут его остальным. Может быть, это попадет и президенту на стол.

Ирина Ромалийская: Расскажите о деле 26 февраля. Сколько там осужденных?

Николай Полозов: В этом деле два человека уже были осуждены еще в прошлом году. Это Юнусов и Небиев. Они согласились на особый порядок. Небиев возместил весь ущерб, якобы причиненный зданию Верховной Рады АРК. Они получили условное наказание, они на свободе. 5 человек находятся в статусе подсудимых. Это Валиев, Кантемиров, Юнусов, Асанов, Дегерменджи. В отношении их идет процесс. Асанов, Дегерменджи находятся под стражей, остальные — под поручительством.

Динамика в их делах гораздо меньшая, чем в деле Чийгоза. В ближайшие дни они выступят свидетелями в процессе Чийгоза. Никто из них не давал показания против Чийгоза до настоящего момента. Но у меня нет уверенности, что на них не будет оказываться давление.

Ирина Ромалийская: Мы направили запрос от «Громадського радио» с просьбой к прокуратуре прояснить свою позицию по нескольким процессам. Ответ не получен.

Михаил Кукин: Отдельная история — это давление на адвокатов.

Николай Полозов: Если мы говорим о деле Ильми Умерова, то с точки зрения российской власти я в этом деле свидетель, что лишает меня права быть защитником. Пока дело не передано в суд. Я обжалую незаконные действия судей, которые выносили решения о возможности моего допроса, и действия следователя ФСБ. Если мне удастся это сделать до начала судебного разбирательства по делу Ильми Умерова, тогда есть шанс, что я смогу его защищать.

В отношении меня уже полгода ведется доследственная проверка по уголовному делу. Следовательница пыталась прекратить проверку, но крымская прокуратура ей этого сделать не позволила. Это дело об оскорблении прокурора по трем статьям (воспрепятствование правосудию, неуважение к участникам процесса и оскорбление представителя власти). Якобы от моего имени в интернете написаны какие-то слова о прокуроре, который на первоначальном этапе представлял обвинение в деле Чийгоза. Пока решение о возбуждении уголовного дела не принято. Но факт доследственной проверки означает, что дело против меня можно возбудить в течение одного дня.

По делу Чийгоза, возможно, они мне дадут доработать, а дальше просто поставят вопрос ребром.

Ирина Ромалийская: Какие у вас ощущения от пребывания в Крыму?

Николай Полозов: Чувства безопасности там нет, особенно после того, как сотрудники ФСБ меня похитили. Они отвезли меня в здание ФСБ. Можно сказать, что повезло. На фоне похищений и убийств десятков людей в Крыму нет никаких гарантий, что в следующий раз увезут в безлюдное место.

То давление, которое я ощущаю, я не ощущал ни в одном российском регионе, где работал. У местных властей есть горизонт возможностей. Оказывать давление на медийного человека, который не живет в Крыму, — это не их уровень. Как минимум было получено разрешение в Москве.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.