После плена боевиков ДНР я нахожусь в плену бюрократии Украины, — волонтер

31 марта 2016 - 21:27 307
Facebook Twitter Google+
Анатолий Поляков после освобождения из 9-ти месячного плена в подвалах ДНР, разработал вместе с ГО законопроект, который регламентировал бы права бывших гражданских заложников

Михаил Кукин: Почему нужен это закон?

Анатолий Поляков: Во-первых, это закон вчерашнего дня. Он уже давно востребован. Через плен уже прошло порядка 3-х тысяч человек. На сегодняшний день по данным СБУ порядка 200-т гражданских и военных еще содержаться в плену у боевиков.

Содержание в плену нечеловечное, поэтому очень сложно после освобождения адаптироваться к мирной жизни. Очень тяжело войти в прежнее русло жизни.

Без системного комплексного подхода к решению этой проблемы, останется брешь в психологическом состоянии и здоровье освобожденных из плена.

Михаил Кукин: Я так понимаю, что есть два глобальных аспекта проблемы: помогать гражданским пленным освободиться и помогать уже освобожденным реабилитироваться и адаптироваться к мирной жизни. Ваш законопроект касается второй части, верно? Что конкретно написано в законе?

Анатолий Поляков: Первое: оказание бесплатной медицинской помощи, что очень сейчас затруднительно.

Второе: социальная правозащита, психологическая реабилитация.

Третье: оказание поддержки семьям пленным, которые ждут длительное время, например, кредитные каникулы, ненасчитывание пени на задолженность по квартплате.

В законе также предусмотрена единовременная компенсация в размере 5-ти тысяч гривен.

Михаил Кукин: Кто вам помогал в разработке этого законопроекта?

Анатолий Поляков: Ряд общественных организаций: правозащитная группа «Сич», международное партнерство «Права людей», центр гуманитарных миссий «Блакитний птах» и т. д.

На сегодняшний день законопроект готов и в таком виде его можно подавать в Верховную Раду.

Анастасия Багалика: В какой комитет его нужно подавать?

Анатолий Поляков: Этот законопроект должен рассматривать социальный комитет.

Анастасия Багалика: Есть Ирина Геращенко, которая уполномочена президентом отвечать за гуманитарные вопросы на Донбассе, соответственно, этот законопроект может быть подан от ее имени. Не связывались ли вы с ней?

Анатолий Поляков: Я связывался с Ириной, отправил ей этот законопроект на рассмотрение, после чего ее помощник сообщил нам, о том, что законопроект передан юристам.

Т. е. есть депутаты, которые готовы нас поддержать и подать законопроект в Раду.

Анастасия Багалика: Некоторые пленные не являются гражданами Украины, вы — живой пример. В вашем законопроекте прописаны ли механизмы защиты таких людей?

Анатолий Поляков: Я не делил граждан Украины и граждан других государств, они стоят в равных условиях, если они находятся законно на территории Украины и попали по каким-то причинам в плен, чему есть соответствующие доказательства.

Михаил Кукин: Наверное еще нужно подготовить другой законопроект, который бы облегчил принятие украинского гражданства таким людям? Насколько я понимаю, вы до сих пор гражданин России?

Анатолий Поляков: Об этом неоднократно говорилось президентом и депутатами, но кроме слов — ничего нет.

Миграционная служба Украины оторвана от реальности. Приведу пример: когда я подавал документы на политическое убежище, находясь в плену, мне отказали. Жена пришла в Миграционную служба, где ей сказали, что меня нужно письменно уведомить об отказе. Она ответила, что я нахожусь в плену в подвале у боевиков, на что они ответили: «Давайте адрес подвала боевиков».

Михаил Кукин: Вы подавали документы на украинское гражданство?

Анатолий Поляков: У меня недавно закончился срок официального пребывания в Украине, я обратился в миграционную службу в Киеве, откуда меня направили в Одессу по месту жительства, а в Одессе меня отправили снова в Киев. И на сегодняшний день я незаконно нахожусь на территории вашего государства, не говоря уже о том, чтобы требовать гражданства.

После плена ДНР я начинаю походить второй плен — бюрократию в Украине.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.