Пострадавшие от агрессии РФ могут отсудить 100 млрд дол — Сенченко

04 сентября 2016 - 15:57 262
Facebook Twitter Google+
По словам Андрея Сенченко, если 2 млн украинцев, которые пострадали от российской агрессии, обратятся с иском о взыскании с РФ денежной компенсации, то сумма их претензий превысит 100 млрд долларов

В конце августа Голосеевский районный суд города Киева принял решение о взыскании с России 40 тысяч евро в интересах частного лица. О «первом счете» для государства-агрессора и возможных перспективах говорим с руководителем Всеукраинского общественного движения «Сила права» Андреем Сенченко.

Татьяна Курманова: Я так понимаю, что это уникальное дело.

Андрей Сенченко: Это результат полутора лет усилий. Мы разрабатывали правовую стратегию и готовили фундаментальных доказательств, позволяющих в любом суде у нас в стране и за рубежом доказать, что РФ утратила судебный иммунитет, когда вышла за предел суверенных полномочий и из-за ее действий на нашей территории погибли люди, был нанесен ущерб их здоровью и имуществу.

В мае 2015 года мы впервые зашли в суд, в сентябре получили первое решение об установлении юридического факта того, что гражданин Украины пострадал от российской вооруженной агрессии. Такие решения — фундамент для всех остальных наших действий. Подобных решений у нас сегодня много — и в интересах семей погибших, и военнослужащих, и переселенцев. Также ожидаем решения по гражданским лицам, которые были ранены или у которых был нанесен ущерб имуществу. Далее — дела по пленным.

Решение Голосеевского суда — это уже следующий шаг. Было вынесено решение взыскать с РФ сумму морального и материального ущерба. Также дополнительно были арестованы 3 млрд дол российского кредита. Думаю, мы сможем добиться того, что эти деньги пойдут на компенсацию пострадавшим украинским гражданам.

По этому кредиту в 2015 году вела переговоры Яресько, тогда не договорились о реструктуризации. После этого ВР наложила мораторий на его выплату, РФ потому подала иск в Лондоне, где требует от Украины выплатить долг. Правовой позиции в Украины нет, решение ожидаем под конец 2017- начало 2018 года. И Украине придется заплатить до 4 млрд дол.

Ирина Сампан: А Украина может заявить, что из-за агрессии России утратила часть экономики и денег?

Андрей Сенченко: Если бы Украина признала факт войны, то вообще могла бы аннулировать эти взаимоотношения. Но у нас размытая позиция власти, поэтому Россия апеллирует таким образом и хочет взыскать деньги. Решение Голосеевского суда не конфликтует с лондонским процессом. Когда государство проиграет и будет обязано отдать деньги России, это решение не позволит России объявить нам дефолт. Наша задача — иметь как можно больше подобных вступивших в силу решений на как можно большую сумму.

Татьяна Курманова: Эти арестованные 3 млрд дол покроют убытки, нанесенные Россией?

Андрей Сенченко: Нет, их хватит на 50-70 тысяч пострадавших. 2 млн украинских граждан, пострадавших от агрессии и проживающих на территории, подконтрольной украинской власти, могут обратиться вместе в суд и добиться решения. Исходя из расчетов из практики ЕСПЧ, сумма их претензий к РФ превысит 100 млрд долларов.

Ирина Сампан: Сложность в том, чтобы доказать, что это РФ?

Андрей Сенченко: Нет. Во время войны неважно, с какой стороны прилетел снаряд, важно, кто развязал войну. Надо просто работать над сбором доказательств.

Во всех процессах мы соблюдаем все моменты, привлекаем РФ к судебному процессу. Нам удалось разработать порядок уведомления РФ — через посольство. После вступления решения в силу мы направим его на добровольное исполнение в РФ. После истечения соответствующего строка на исполнение, будет еще одна процедура, но я ее пока не озвучу.

РФ на юридическом фронте тоже развернула войну против Украины. А наша власть бездействует. Только после многочисленной критики начались разговоры об иске в Международный суд ООН. Для рассмотрения дела в этом суде нужно согласие обеих сторон. Понятно, что Россия не согласится, но и это не повод для бездействия. Ведь их отказ — косвенное доказательство агрессии.

Татьяна Курманова: Какому количеству людей помогает ваша организация?

Андрей Сенченко: У нас суды каждый день. Решений у нас много, но мы немножко сдерживаем процесс подачи в суды, для них это совершенно незнакомая практика. Кроме того, некоторые судьи отказываются рассматривать заявления под любым предлогом. Только, чтобы не прикоснуться к этой проблеме. У них конфликт интересов.

Татьяна Курманова: Вы глава парламентской следственной комиссии по вопросам Иловайска.

Андрей Сенченко: Да, но прошлого созыва. Мы отчитались по своей деятельности.

У меня были по этому поводу вопросы к Луценко. Он сказал, что это Путин виноват, виноваты бывшие министры обороны. Но мало картинок в Верховной Раде, нужна кропотливая работа по документированию фактов российской вооруженной агрессии. А почему представитель ГПУ и представитель президента в судах выступают за то, чтобы не признавать в этих фактах российскую вооруженную агрессию? Если власть и дальше будет занимать такую позицию, то как мы сможем обвинить Путина в агрессии? Когда судили ГРУшников, то ГПУ, кстати, приобщила к делу наши решения, полученные «Силой права».

Для РФ эти 3 миллиарда — это существенный удар. И не последний, мы доведем это до конца.

Татьяна Курманова: Что должна делать Украина для освобождения политических заключенных из Крыма?

Андрей Сенченко: Правовые методы не действуют. Прямых методов воздействия нет, но косвенные — безусловно. Например, власть должна активно требовать усиление санкций. Также приглашаю всех, кто пострадал от агрессии, побывал в заточении, обращаться к нам и оформлять иски.

Наша страна будет услышана тогда, когда мы сами будем честны. Потому что требовать усиления санкций, продолжая поставлять сырье на заводы Фирташа — и наши зарубежные партнеры недоумевают.

И важно поддерживать, финансировать посольства Украины за рубежом. Нужно четко ставить им задачу по работе с разными целевыми аудиториями.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.