Слушать

Правовой сценарий освобождения Савченко маловероятен, — Богуцкая и Томак

06 марта 2016 - 16:00
FacebookTwitterGoogle+
Экспертка Центра гражданских свобод Мария Томак и активистка Лиза Богуцкая призывают обменять Надежду Савченко и других политзаключенных Солошенко, Клыха, Афанасьева на российских военнопленных

Татьяна Курманова: Акция в поддержку Надежды Савченко была организована как неполитическая, но туда уже пришла Тимошенко. Превратится ли она в политический фарс?

Лиза Богуцкая: Нет, это гражданская акция. Когда мы объявляли о ней, то сразу заявили, что никакой политической символики, только украинские символы и символы того, что Надя жива, существует, демонстрирует стойкость, смелость, честность и силу духа.

maryya_tomak_y_lyza_boguckaya.jpg

Мария Томак и Лиза Богуцкая / «Громадське радио»
Мария Томак и Лиза Богуцкая

Важно понимать, что сейчас Надя — не политик, а гражданка Украины, которая демонстрирует свою гражданственность больше, чем страна и, в частности, власть того заслуживают. Она показывает, что честь и совесть не продаются. Что особенно важно сегодня, когда мы видим эти слабые попытки президента ее освободить. Он заявил, что удвоит их, но не ясно, когда он это сделает.

Тимошенко не станет лидером этой акции, там свое слово сможет сказать каждый, и она также сможет высказаться как гражданка, а не как политик. Думаю, Тимошенко очень переживает, ведь Надя — лицо их партии, их символ. Будет ли «Батькивщина» жить или нет, зависит от того, будет ли жить Савченко.

Алексей Бурлаков: Какие временные рамки акции?

Лиза Богуцкая: Началась она в 12:00, сегодня выходной день, поэтому люди будут прибывать, убывать на протяжении всего дня.

Когда я ехала сюда, подумала, почему именно акция, логичнее было бы провести теле- и радиомарафоны для Нади, чтобы показать мировой общественности, как активно мы следим за ее ситуацией и самочувствием.

Алексей Бурлаков: Какие варианты разрешения ситуации Нади вы видите?

Лиза Богуцкая: Ее отпустят или не отпустят, она выживет или нет.

Алексей Бурлаков: В какой из вариантов вы верите?

Лиза Богуцкая: Надя демонстрирует удивительную силу духа и силу своего организма. Думаю, она продержится до тех пор, пока будет вынесен приговор. Мне кажется, что несколько дней назад судья просто не смог сказать ей вслух приговор, объявить 23 года тюрьмы, поэтому перенес заседание.

Мы говорим о Надежде, поэтому я надеюсь. Она выстоит, выдержит и вернется в Украину, — Лиза Богуцкая

Татьяна Курманова: Вчера у нас в гостях на «Громадской хвыле» была сестра Нади Вера, и она сказала, что Надежду из-за ее убежденной позиции теперь очень боятся украинские политики, и что им «лучше мертвая икона, чем живая». Делают ли политики все возможное для ее освобождения?

Мария Томак: Многие скептически высказывались против акции, мол ничего нельзя поделать. Да, от Путина требовать бессмысленно, но нужно требовать от мира.

Российский журналист Аркадий Бабченко недавно сказал, что сейчас в РФ умирает депутат Парламентской ассамблеи Совета Европы, международной организации, которая заботится как раз о правах человека, и никто ничего не может сделать. Просто полное бессилие мира против Путина.

Но время пришло. Акции в поддержку Надежды нужно проводить сегодня, завтра, 9 марта, чтобы посылать сигналы, медийно давить на мировых лидеров, в том числе и на Ангелу Меркель, чтобы они что-то сделали.

Хочу напомнить, что помимо Нади, есть еще 24 человека, которые незаконно держатся под стражей РФ. Это и украинцы, и крымские татары. О них не стоит забывать.

Татьяна Курманова: Адвокат Марк Фейгин заявил сегодня, что Надю, возможно, смогут обменять на двух российских спецназовцев Александра Александрова и Евгения Ерофеева. Но Вера передала слова Нади о том, что она не предмет торга, что ее нельзя менять на двоих. Как считаете, обмен возможен?

Мария Томак: Наша кампания «Let My People Go» как раз тесно общается по поводу Нади и всех 24 заключенных с Министерством иностранных дел, которое, по моему мнению, делает много для их освобождения и соблюдения прав этих людей.

Есть несколько сценариев освобождения: правовой, который подразумевает их выдачу Украине, что маловероятно, и обмен. Обмен — это не совсем правозащитная терминология, но, учитывая ситуацию, это единственный реалистический вариант в случае Нади.

В этом плане сложная ситуация с крымскими татарами, которых арестовали в Крыму, поскольку они вряд ли захотят покинуть Крым. Но, согласно Минским договоренностям, должен состояться обмен всех на всех: и тех, кто в заложниках «ЛНР» и «ДНР», а также тех украинцев, которые находятся под стражей на территории РФ и Крыма.

Алексей Бурлаков: Почему он еще не произошел?

Мария Томак: Мы говорим, что срочно надо менять Надю, Юрия Солошенко, Станислава Клыха и Геннадия Афанасьева, которые находятся в тяжелом положении. Но переговоры происходят на высоком политическом уровне, поэтому все, что мы можем сейчас сделать, это поддерживать этих людей с правовой точки зрения и требовать в таких акциях их обмена.

Алексей Бурлаков: Чем помогут акции?

Мария Томак: Благодаря медиа, акции не дадут сползти теме в низкие ряды новостных поводов. Это очень важно. Та же гибридная война Путина показала, какой вес в политике имеет медийная составляющая.

Лиза Богуцкая: Обращаюсь к людям: сегодня вы еще успеете приехать и отдать дань не только Надежде Савченко, а и тому, какой свободной, честной, смелой и сильной, как Надя, может быть наша Украина. Мы хотим обратить внимание наших политиков на то, что нужно срочно что-то делать. А 9-го марта акция будет перемещена под посольство РФ.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.