Слушать

Правозащитники назовут имена заключенных, незаконно перемещенных в Россию

12 сентября 2016 - 18:25 64
Facebook Twitter Google+
Условия содержания и оказания медицинской помощи в местах лишения свободы Российской Федерации значительно хуже, чем на территории Украины, — адвокат Роман Мартыновский

1215roman_martynovskyy.jpg

Роман Мартыновский // «Громадське радио»
Роман Мартыновский

Украинских заключенных часто незаконно перемещают в колонии на территорию Росийской Федерации. Есть примеры неоказания медицинской помощи и ненадлежащие условия содержания. Как стало известно, один из заключенных на прошлой неделе умер из-за несвоевременного оказания медицинской помощи. О судьбах украинских заключенных в российских колониях и борьбу за их права рассказывает в студии «Громадського радио» адвокат Роман Мартыновский. 

Татьяна Трощинская: Расскажите, что произошло?

Роман Мартыновский: Этот заключенный обратился к нам достаточно поздно, когда заболевание уже было запущено. Он находился под стражей с декабря 2014 года и все это время, зная, что у него целый ряд тяжелых заболеваний, не проводилось надлежащего лечения в условиях изоляции. Речь идет о периоде пребывания в следственном изоляторе в Симферополе и дальнейшее пребывание в исправительной колонии №1 в Республике Адыгея.

Ирина Славинская: Стоит напомнить, что речь идет о заключенных, которые в глазах Российской Федерации являются российскими заключенными, несмотря на то, что Крым аннексирован, и заключенные украинские. Их, наверное, стоило бы вернуть на территорию, подконтрольную Украине?

Роман Мартыновский: В данном случае речь идет о гражданине Украины. В соответствии с положением международного права он имеет право отбывать наказание, назначенное даже судом другого государства, на территории страны своего гражданства.

Ирина Славинская: Он не получал российский паспорт после аннексии?

Роман Мартыновский: Нет, не получал. У российских властей не было никаких оснований для того, чтобы вручить ему этот паспорт, поскольку он был зарегистрирован и проживал на территории материковой Украины. Он не проживал в Крыму. Он там был задержан за совершение преступления и там же был осужден. Мы успели обратиться по нему в Европейский суд по правам человека. Это было достаточно сложно сделать, поскольку в этой колонии существует практика, при которой заключенным категорически запрещено иметь на руках какие-либо медицинские документы, подтверждающие состояние их здоровье. Это делается, потому что без документов обратиться за защитой своих прав достаточно сложно. Ситуация с этим человеком подтвердила, что это является действительно серьезным препятствием. Первый раз мы обратились в Европейский суд по правам человека с просьбой применить так называемое правило №39, то есть срочные меры в отношении его, которые бы предусматривали возможность проведения полноценного обследования, назначения адекватного лечения с помещением в стационар. Мы также настаивали на том, что это лицо должно быть немедленно передано Украине, для того чтобы здесь ему обеспечили надлежащее медицинское лечение. Поскольку у нас на руках не было документов, которые бы подтверждали состояние здоровья этого человека, первый раз Европейский суд по правам человека нам отказал. Через 10 дней мы подали повторное требование о применении правила №39, к тому же мы получили некоторые дополнительные доказательства о его состоянии. В конечном итоге Европейский суд истребовал информацию от властей Российской Федерации, предоставил срок до 6 сентября, чтобы они сообщили о том, какие обследования и лечение назначалось заключенному. Каким был ответ правительства Российской Федерации мы не знаем. 8 сентября, в четверг, при попытке перевести его для отбывания наказания в другую колонию, в ожидании перевода, заключенный скончался.

Татьяна Трощинская: Почему мы по-прежнему не называем его имя и фамилию?

Роман Мартыновский: Мы сделаем это завтра в силу разных причин. Во-первых, мы анонсировали, что завтра будет проведена пресс-конференция в «Укринформ» в 12:00 и, собственно говоря, там мы будем говорить об этом. Также мы будем говорить о других заключенных, которые находятся в достаточно схожем положении с положением умершего. Сегодня я могу сказать, что среди лиц, о которых мы будем говорить завтра, присутствует также одна женщина. Она страдает целым рядом тяжелых заболеваний и об этом достоверно известно администрации следственного изолятора в Симферополе. Это молодая девушка, ее зовут Лейла Гусейнова. Она пока еще ожидает приговора российских судов, созданных на территории Крыма. Заболевания, которыми она страдает есть в перечне, действующем в Российской Федерации. Согласно нему она имеет право даже на освобождение от наказания.

Татьяна Трощинская: Вы говорите, о том, что очень часто длительное время к вам не обращаются родственника заключенных. Почему это происходит?

Роман Мартыновский: Возможно они обращаются к другим организациям. Наша организация этим вопросом занимается не так давно. Активно вопросами наших заключенных мы начали заниматься с февраля-марта этого года и делали это на общественных началах. Буквально месяц назад нам предложили проект и на сегодняшний день есть проект международного фонда «Возрождение», который поддерживает нашу деятельность. Также мы работаем в тесном сотрудничестве и при поддержке Украинской Хельсинской группой по правам человека.

Ирина Славинская: Что входит в этот проект?

Роман Мартыновский: Проект предусматривает оказание помощи нашим заключенным. Также мы информируем о том, какую медицинскую помощь они имеют право получать и каковы их права. Но, в первую очередь, мы занимаемся вопросом перевода наших граждан на территорию Украины для отбывания наказания. Когда речь идет о Крыме, то понятно, что речь идет о подконтрольной территории Украины.

Ирина Славинская: Если я правильно понимаю, часть украинских заключенных из территории Крыма переводят на другие территории Российской Федерации?

Роман Мартыновский: Не часть, переводят практически всех, поскольку в Крыму всего лишь две колонии для мужчин. Нет ни одной колонии для женщин и несовершеннолетних. Кроме того, все лица, которые имеют тяжелые заболевания, в том числе и психические или психосоматические, также переводятся для отбывания дальнейшего наказания на территорию Российской Федерации.

Общеизвестный факт, что в Российской Федерации и условия содержания, и условия оказания медицинской помощи значительно хуже, чем на территории Украины.

Татьяна Трощинская: Почему так? Украина продвинулась в этом вопросе дальше?

Роман Мартыновский: Да, мы сегодня гораздо ближе к Европе, чем Российская Федерация. И сами заключенные прекрасно это знают, потому что у многих за плечами уже не один срок. Мы настаиваем на переводе наших граждан на территорию Украины, во-первых, потому что есть нормы международного права, которые дают им такую возможность, во-вторых, если мы не можем изменить условия их содержания в местах лишения свободы Российской Федерации, тогда мы призываем Россию отдать нам наших заключенных и будем сами заботиться о них и оказывать надлежащую медицинскую помощь.

Ирина Славинская: Насколько реально заставить Россию вернуть наших граждан на территорию Украины?

Роман Мартыновский: На сегодняшний день это достаточно сложно. Сейчас этим вопросом занимаются два омбудсмена, украинский и российский. Они на своем уровне пытаются договорится о возвращении некоторого количества заключенных, но это охватывает очень мало людей. Тем не менее, возвращение даже одного-двух людей я буду расценивать, как успех.

Учитывая те, юридические коллизии, которые существуют, без помощи международного сообщества нам не обойтись. Мы очень рассчитываем, что будем услышаны и на Парламентской Ассамблее ОБСЕ, и на Парламентской Ассамблее Совета Европы.

Татьяна Трощинская: Можем ли мы говорить, что несовершеннолетних заключенных тоже перемещают с территории Крыма. Известны ли такие факты?

Роман Мартыновский: Безусловно. Эти факты известны. Условия отбывания наказание этих лиц в колонии гораздо более жесткие, в том смысле, что они вообще лишены какой-то связи с миром, и могут осуществлять ее только через своих родственников и адвокатов. Это достаточно узкий канал. 

Ирина Славинская: В Украине существует Национальный превентивный механизм, который осуществляет контроль над условиями содержания заключенных в местах несвободы. Существует ли что-то подобное в России?

Роман Мартыновский: В том виде, как в Украине, его, к сожалению, нету. И все попытки распространить деятельность Национального превентивного механизма на территорию Крыма, я считаю, вряд ли возможным.

В России действует так называемая Общественная наблюдательная комиссия.

Татьяна Трощинская: Насколько эффективная эта деятельность? Какие правозащитные организации действуют на территории Российской Федерации и есть ли такие, которые, возможно, сотрудничают с Украиной?

Роман Мартыновский: Ситуация с правозащитными организациями в России такова, что, если я произнесу название одной из них, это может ударить по ней бумерангом, потому что любая организация, которая получает финансирование из-за рубежа, является для России иностранным агентом. Я могу только посоветовать людям, которые хотят получить информацию о правозащитных организациях заходить на многочисленные российские формы. Наших граждан я активно призываю обращаться к нам в Региональный центр прав человека и в Украинский Хельсинский союз по правам человека.

Татьяна Трощинская: Есть ли успешные примеры, когда человека все-таки удалось вернуть на территорию Украины?

Роман Мартыновский: Нет. И даже у лиц, которые уже отбыли свое наказание на территории либо Российской Федерации, либо Крыма и были освобождены, возникают серьезные проблемы с возвращением на территорию, подконтрольную Украине, поскольку возникает вопрос о том, что, фактически, для Украины они не отбыли наказание и их статус не определён. Для решения этой проблемы мы сейчас разрабатываем законопроект.

Татьяна Трощинская: Расскажите подробнее об этом законопроекте.

Роман Мартыновский: Суть этого законопроекта сводится к тому, что нужно определить вопросы, связанные с тем, что украинский суд будет решать отбыло ли лицо наказание на территории Крыма и Российской Федерации. Мы бы хотели, чтобы право обращаться в суд имели также родственники осужденных. Если лицо действительно находилось в местах лишения свободы и было освобождено, и это освобождение соответствует положениям украинского законодательства, то лицо будет считаться таким, что отбыло наказание, и у Украины к нему нет никаких претензий.

Стоит отметить, что все решение суда, ранее назначены украинскими судами на территории того же Крыма были пересмотрены. Срок некоторых заключенных в связи с этим был ужесточен, в других — наоборот, уменьшен. Это тоже проблема. Но мы будем добиваться того, чтобы украинские суды в таких случаях работали по принципу не ухудшения положения таких людей.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.