Притеснения русскоязычных на Донбассе — это бездарная выдумка, — Кочевенко

05 февраля 2016 - 20:25 210
Facebook Twitter Google+
В гостях программы Юрий Кочевенко, украинский режиссер, в прошлом художественный руководитель и режиссер Донецкого музыкально-драматического театра им. Артема и режиссер театра им. Ивана Франко

В студии работают Алексей Бурлаков и Александр Близнюк.

Алексей Бурлаков: Расскажите о периоде, когда вы работали в Донецке.

Юрий Кочевенко: Я там был главным режиссером и художественным руководителем с 1989 года по 1994 год. Тогда был сложным период. Было мало зрителей. Нам тогда удалось сделать театр самым посещаемым. Мы выпускали масштабные проекты, которые требовали больших затрат. Я даже не знаю, где мы брали на это деньги.

Александр Близнюк: Публика, которая тогда приходила на спектакли, отличается от нынешней?

Юрий Кочевенко: Публика — это явление вечное. Мне часто говорят, что вот у нас нетеатральный город. А я отвечаю, что не бывает нетеатральных городов. Бывают нетеатральные театры, спектакли.

Донецк перенасыщен интеллигентными людьми. Там масса ученых, студентов. В большинстве — это образованные люди. Донецкий зритель — это зритель грамотный и искушенный. Было время, когда театры были пустые. Зритель был умнее, им было скучно в театре. Мы смогли вызвать интерес к театру.

Александр Близнюк: А у коллектива не возникало желания уехать в Киев или Москву?

Юрий Кочевенко: Такое желание возникает, когда талантливый человек скучает в театре. Нам удалось этого избежать.

Театр — явление, не носящее региональный характер. Все эти разговоры, что в столице люди не театральные, что тут нет искусства — это выдумки бездельников, которые так пытаются заполнить пустоту.

Алексей Бурлаков: А есть у вас любимая постановка?

Юрий Кочевенко: Спектакли — это твои дети, они все дороги. Тем более, что не было объективных провалов. Правда, это любовь коротко временная. Ты стоишь на сцене, и уже думаешь, какой спектакль будет следующим.

Алексей Бурлаков: Предлагаем вам послушать фрагмент из спектакля «Назар Стодоля». Почему «Назар Стодоля» — это рыцарская баллада?

Юрий Кочевенко: «Назар Стодоля» — это украинский Айвенго. Нам было важно вытащить этот дух. Быть рыцарем — это защищать свою женщину, защищать свои чувства, защищать свою страну. Украина уникальна в этом плане. Ведь у нас 400 лет перманентной войны. Нам важно услышать, покаяться и объединится. Нам нужно стать рыцарями. Сегодня казачество 17 века очень актуально. Мы должны обратить взор на наших предков.

Алексей Бурлаков: А была ли культурная разница между Донбассом и остальной Украиной?                                                                           

Юрий Кочевенко: Никакой культурной разницы нет. Провинциализм — это не географическое понятие. Это придуманная история бездельниками, которые ищут оправдывающие факторы.

В Донецке театры были русские, школы русские. Это бездарная и кровавая выдумка о том, что якобы русскоязычное население утесняли. Скорее, наоборот. Русский язык явно доминировал.

Была придумана страшная ересь как повод для конфликта.

Александр Близнюк: Что бы вы сейчас поставили в Донецке?

Юрий Кочевенко: Хотелось бы, чтобы это было что-то очень светлое, о любви. Чтобы эта была история о том, что человек рожден для любви и созидания. Театр не имеет права отображать сиюминутность. Он должен отображать те идеи, которые есть в обществе, но еще не сформулированы. У нашего народа есть огромное желание быть единым народом. Мы не люди войны. Мне кажется, что справедливость восторжествует.

Я завершу эфир стихотворением.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.