Слушать

Протестанты на Донбассе были двигателем зарождения гражданского общества

15 июня 2016 - 08:11 887
Facebook Twitter Google+
Протестантские церкви всегда составляли очень весомую часть общин Донбасса и действительно вели достаточно активную деятельность, — рассказывает журналист

aleksey_gordeev.jpg

Алексей Гордеев // «Громадське радио»
Алексей Гордеев

ruslan_halikov.jpg

Руслан Халиков // «Громадське радио»
Руслан Халиков

Алексей Гордеев, журналист и автор книги «Церква на Майдані», и Руслан Халиков, эксперт Украинского института стратегий глобального развития и адаптации, говорят об убийствах на религиозной почве на Донбассе. Действительно ли причиной расстрелов была только принадлежность к определенной общине?

Ирина Славинская: Прошла вторая годовщина убийства представителей протестантской общины на Донбассе. Кто эти люди? Почему так произошло?

Алексей Гордеев: В Славянске есть две большие протестантские церкви, которые на тот момент были очень влиятельными. Это церковь Преображение Господне, к которой принадлежали четверо этих украинцев, и церковь Добрая весть. Двое из четверых были дьяконами, двое — сыновьями старшего пастора.

8-го июня, на праздник Троицы, к ним забрели сепаратисты. Они их пленили, отвезли в пожарную часть. Поздно ночью их отпустили. Почему-то за ними началась погоня. Их расстреляли из автоматов и подствольного гранатомета. Двое были сожжены, двое убиты. Таким образом, был дан старт погоне за людьми на религиозной почве.

Ирина Славинская: Можно ли говорить, что это преследования только на религиозной почве? Если я не ошибаюсь, убитые и протестантская община на Донбассе достаточно широко и давно занимается волонтерской деятельностью.

Руслан Халиков: Протестантская община на Донбассе является достаточно влиятельной. Донбасс не без причины считается довольно протестантским регионом. Протестантские церкви всегда составляли очень весомую часть общин и действительно вели достаточно активную деятельность. В кризисные 2013-2014 годы протестанты стали двигателем общественной активности и зарождающегося гражданского общества на Донбассе.

Представители протестантских деноминаций стали с начала марта 2014 года одним из инициаторов и наиболее активных участников так называемого молитвенного марафона. Они активно выступили в поддержку целостности Украины, мира в Украине. Соответственно, у них действительно были идеологические проблемы с представителями «ДНР».

Анастасия Багалика: Я так понимаю, что протестанты на Донбассе всегда были волонтерами.

Руслан Халиков: Наверное, тогда еще не было популярно это слово, но благотворительной деятельностью занимались. Это часто было связано с кризисными периодами в жизни страны.

Анастасия Багалика: Можно ли сказать, что волонтерство в глазах боевиков превышало религиозную составляющую?

Алексей Гордеев: Церковь Добрая весть занималась волонтерством и до войны. Их можно было обвинять в том, что они помогали украинской армии. Но технически, как свидетельствовал один из моих источников, боевики проверяли все машины, входящие и исходящие.

Моя статья стоила двух поездок. Я дважды ездил в Славянск и сделал около 20-30 часов интервью. Каждый человек, с которым я общался, говорил, что эта церковь Преображение Господне не помогала украинской армии, они были крайне пассивны, не из-за того, что ненавидели украинскую армию или Украину. Основа теологии церкви предусматривала отделение от политики. А война была окрашена в политические тона.

Славянск долгое время был связан с Россией. Тамошняя церковь имеет серьезное отношение к Российскому объединенному Союзу христиан веры евангельской. Там был епископ Сергей Ореховский, который является членом общественного совета при Путине.

Если говорить о религиозных преследованиях, то там был микс. Православные священники и отдельно протоиерей Николай Фоменко считал протестантов откровенными сатанистами.

С другой стороны, сыновья старшего пастора были бизнесменами. Это были достаточно обеспеченные люди.

Руслан Халиков: Я соглашаюсь, что в этом вопросе есть еще экономический фактор. Конфликты, которые сейчас наблюдаются, связаны также и с имуществом общин. Это недвижимость, мебель.

Еще один фактор — протестант — это почти синоним американского агента.

Анастасия Багалика: Я слышала, что в «ДНР» не любят священников Украинской православной церкви Киевского патриархата.

Руслан Халиков: За Митрополита Киевского они продолжают молиться на службах, но момент конкуренции между Киевским и Московским патриархатом воспринимается как личное дело каждого.

Ирина Славинская: Насколько сильными факторами влияния являются церкви?

Алексей Гордеев: Славянск — город миссионеров. Во время войны они начали активно вывозить людей и помогать прифронтовой территории. Петр Дудник (пастор церкви Добрая весть — прим. ред.) основал школу прифронтового миссионерства. Они помогают людям элементарно выжить.

Что касается политики, то, насколько я знаю из интервью с Петром Дудником, он ставил перед собой цель нивелировать воздействие, как минимум, российского телевидения, которое вынуждало людей входить в «ополчение», ненавидеть украинцев.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.