Слушать

«Путин повышает ставки», — Алена Шкрум о деле Савченко

11 марта 2016 - 08:40
FacebookTwitterGoogle+
Вынесение приговора военнопленной Надежде Савченко перенесли на 21 марта. Активисты надеются на поддержку европейских и американских лидеров

Депутат и общественная активистка Алена Шкрум делится мнением о деле Надежды Савченко.

Ирина Соломко: Зачем затягивают суд?

Алена Шкрум: Мы же понимаем, что суд не является независимым. Он четко выполняет те указания, которые ему дают. Это говорит о том, что Путин повышает ставки. Если раньше он был готов обменять Надежду на двух ГРУшников,потом на кого-то другого, потом было несколько вариантов, что ее отпустят еще к новому году, то теперь он играет на повышение ставок, он разговаривает лично с европейскими партнерами, насколько мы знаем.

И здесь очень много зависит не только от нас, от нашей позиции, от митингов, общества — вся Европа поддерживает Надежду. Но много зависит от первых лиц государства, Ангелы Меркель, Барака Обамы, Франсуа Олланда и других, например, лидеров G7. Я думаю, что сейчас это больше зависит даже от них, потому что мы услышали выступление вторых лиц государств. Мы очень ценим поддержку Байдена.

Но настал тот критический момент, когда Надежда Савченко может умереть в любую минуту. И нужно, чтобы говорили первые лица государств, которых Путин слушает, хоть немного, но слушает. Я думаю, что они могут надавить и персональными санкциями по списку Савченко и замораживанием счетов ближайшим родственникам и друзьям Путина. а этого он боится. Все, что может сделать гражданское общество, это привлекать к проблеме внимание, но решить ее может только Путин. Это совершенно очевидно.

Елена Трибушная: Надежда Савченко — личный вызов для него.

Алена Шкрум: Я в России далеко не в первый раз. Причем я была там еще до Майдана, я была там студенткой, но вот сегодня поняла, что такое свобода в Украине и чего мы здесь лишены.

Нам говорят, что вы не можете обмотаться украинским флагом, не можете прокричать «Слава Украине!» или любой другой лозунг. Это запрещено. Если вы хотите провести митинг под судом, можете организовать только одиночные и только тихие.

Вы не можете сказать ни слова, можете только стоять на расстоянии не менее 50 метров друг от друга, иначе митинг считается групповым. Тогда вас забирают на двое суток с максимальным штрафом 100 тысяч рублей. Тогда ты понимаешь, насколько нужно ценить свободу вообще, в отношениях, свободу митингов и свободу действий в Украине.

Ирина Соломко: А как россияне воспринимают эту историю?

Алена Шкрум: Мне сложно говорить, как это воспринимают россияне. Я не смотрю русские каналы, мы говорим только с несколькими представителями россиян, в том числе с адвокатами. Из того, что они нам сегодня говорят, то русское общество поразило последние выступление Надежды.

Шокировало то, что барышня на шестой день голодовки должна выглядеть изможденной, смирившейся, грустной, а она выступала с большим достоинством, с эмоциями, она выступала против всего режима. И очень многих шокировало то, что к ней не пустят врачей. Это бесчеловечно и ненормально.

Вы же понимаете, что сила пропаганды такова, что 80% населения абсолютно подвержены ей. Чтобы их переубедить, потребуются годы.

Ирина Соломко: То есть они как врага ей воспринимают?

Алена Шкрум: Я думаю, что, скорее всего, да.

С активисткой общались журналисты Ирина Соломко и Елена Трибушная.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.