Слушать

Расследование Международного уголовного суда может длиться десятилетиями, — Охотникова

16 ноября 2016 - 20:30 168
Facebook Twitter Google+
Международный уголовный суд в Гааге опубликовал отчет, в котором приравнял ситуацию на территории Крыма и Севастополя к международному вооруженному конфликту между Украиной и Россией

Последствия для Российской Федерации обсудим с представительницами Харьковской правозащитной группы Натальей Охотниковой и Еленой Ащенко.

Алена Бадюк: Какие правонарушения позволили Международному уголовному суду употребить такую риторику?

Наталья Охотникова: Действительно, в предварительном отчете бюро прокурора Международного уголовного суда перечислены эти нарушения в виде нескольких блоков. В частности, речь идет о правонарушениях, которые касались дискриминации крымских татар и фактического занятия российскими военными украинских баз. Международный уголовный суд подчеркнул, что несмотря на отсутствие физического вооруженного сопротивления со стороны украинских военных, на чем всячески играет российская сторона, это все равно оккупация и данные действия могут в дальнейшем Международным уголовным судом быть признаны преступлениями. Также в данном отчете Международный уголовный суд поставил вопросы относительно преступлений против жизни и здоровья, пыток и жестокого обращения, которые презюмируются как те, что скорее всего имели место быть на территории Крымского полуострова. Судя по риторике промежуточного отчета расследования, Бюро прокурора вскоре проведет расследовательские действия, установит личности виновных и привлечет их к ответственности.

Алена Бадюк: Правонарушения, которые указаны в отчете, это окончательный перечень?

Наталья Охотникова: С процедурной точки зрения данные блоки могут расширяться. Я думаю, что целью обнародования этого отчета была демонстрация того, что Международный уголовный суд поощряет дальнейший сбор информации. Если компетентные органы или общественных организации предоставят эту информацию, список может быть расширен.

Сергей Стуканов: Вы сказали, что Бюро прокурора вскоре проведет расследовательские действия. Эти действия будут основаны на уже имеющихся документах или будет необходим визит на полуостров? Будет ли оккупационная власть содействовать расследованию?

Елена Ащенко: По правилам Международного уголовного суда, оккупационные власти не имеют права препятствовать действиям любого международного органа, которым является Международный уголовный суд. О действиях прокурора мы не можем судить, поскольку расследование еще не завершено.

Алена Бадюк: Кто собирает фактаж и передает материалы в международный уголовный суд?

Елена Ащенко: Со стороны Украины этим могут заниматься как органы власти, так и неправительственные организации. Отдельные лица также могут предоставлять доказательства, которые будут приняты во внимание при рассмотрении дела судом.

Сергей Стуканов: Появилась информация о том, что Владимир Путин подписал распоряжение о выходе России из римского статута Международного уголовного суда в Гааге. Напомните, что означает членство определенной страны в римском статуте? Что означает выход из него?

Алена Бадюк: Напомню, что римский статут в России не был ратифицирован. Она просто его подписала в 2000 году. По сути, юрисдикция Международного уголовного суда не была распространена на Россию.

Наталья Охотникова: Хотелось бы посоветовать господину Путину сменить советников, которые консультируют его перед публичными заявлениями. Возможно, он хотел показать свое всевластие, но с юридической точки зрения этот демарш не будет иметь никакого значения. Компетенция Международного уголовного суда распространяется на преступления, совершенные определенными лицами. Если в процессе расследования определенные личности будут признаны виновными, вопрос будет заключатся только в их розыске. Если Россия не выдаст преступников, любая из 120 ратифицировавших римский статут стран при нахождении преступников на своей территории выдаст их в Гаагу. Кстати, Украина тоже не ратифицировала римский статут. В отличии от России у нас было 2 декларации, и украинское правительство попросило суд распространить свою юрисдикцию и начать сбор информации по двум эпизодам — во-первых, по событиям на Майдане, во-вторых, по аннексии Крыма и преступлениям на востоке.

Алена Бадюк: Что мешает Украине ратифицировать римский статут?

Наталья Охотникова: Боюсь, что отсутствие политической воли. С юридической точки зрения необходимые документы и изменения в законодательство подготовлены. Ничто не мешает Украине подать документы на ратификацию римского статута. С момента ратификации компетенция Международного уголовного суда распространится на все возможные преступления на территории Украины. Возможно, кто-то из ответственных лиц боится дальнейшего привлечения к ответственности украинцев, которые гипотетически могут совершить преступление.

Сергей Стуканов: На какие статьи приговора могут тянуть перечисленные в отчете преступления, совершенные российской оккупационной властью?

Елена Ащенко: Есть 4 вида преступлений, которые подпадают под юрисдикцию суда. Что касается крымских татар, предварительно можно сказать о геноциде. На данный момент Международный уголовный суд еще не принял решение о том, подпадает ли агрессия под его юрисдикцию.

Алена Бадюк: Какими должны быть дальнейшие действия прокуратуры Международного уголовного суда?

Наталья Охотникова: В отчете они ясно дали понять, что они продолжают дальнейший сбор информации. По некоторым эпизодам Бюро прокурора еще не достигло консенсуса — дотягивают ли преступления до тяжких — тех, которые подпадают под действие римского статута. Когда у них будет достаточно информации по двум блокам, насчет которых Украина подала декларации, Бюро прокурора примет решение. Это предварительный, политический, но очень важный для Украины отчет. Мы движемся в правильном направлении, но нужно немножко поднажать

Сергей Стуканов: Международным уголовным судом были приняты к рассмотрению новые материалы, касающиеся преступлений против участников Майдана. Если год назад было вынесено утверждение о том, что преступления против участников Майдана не носили масштабный и спланированный характер, то сейчас, после сбора дополнительных документов, это решение было принято к перерассмотрению. Что касается Крыма, в какой степени наши общественные организации и политики принимают участие в сборе материалов?

Наталья Охотникова: Гражданские организации сделали просто сумасшедшую работу. Можно сказать, что этот отчет в большей степени был обнародован для них. Информация все равно идет. Наши люди там есть и передают нам ее, несмотря на опасность.

Алена Бадюк: Вчера была принята резолюция ООН по крымскому вопросу. Это сигнал о поддержке? Насколько эта поддержка важна в работе Международного уголовного суда?

Елена Ащенко: Это первый шаг к дальнейшим действиям. ООН является авторитетной неправительственной организаций, мнение которой будет иметь значение для Международного уголовного суда.

Алена Бадюк: На сколько может затянуться процедура расследования преступлений в Крыму?

Наталья Охотникова: Российская оккупационная власть может препятствовать посещению полуострова сотрудниками бюро. Сотрудники Международного уголовного суда не могут попасть на территорию полуострова через Россию, поскольку это будет нарушением украинского законодательства. По примеру Боснии и Герцеговины, это может занять десятки лет, но я думаю, что у нас довольно неплохие перспективы.

Алена Бадюк: Какая ответственность предусмотрена в том случае, если военные преступления будут доказаны?

Наталья Охотникова: Поскольку речь идет о привлечении к ответственности определенных лиц, это могут быть финансовые обязательства или лишения свободы. Международный уголовный суд привлекает к ответственности непосредственно, вплоть до военных офицеров, которые отдавали приказы.

Елена Ащенко: Даже если они прямо не отдавали приказы, но были уведомлены о действиях свои подчиненных, их тоже можно привлечь к ответственности.

Алена Бадюк: Вчера суд выпустил одного из служащих «Беркута» под домашний арест. То есть в рамках украинского законодательства еще никто не привлечен к ответственности за преступления на Майдане. Система внутренних украинских расследований может повлиять на решения Международного уголовного суда?

Елена Ащенко: Международный уголовный суд является окончательной инстанцией. Только если национальная система не справляется с расследованием, вступают механизмы Международного уголовного суда.

Наталья Охотникова: Во многих публичных выступлениях представители правоохранительных органов Украины очень гордо заявляют о том, что дела, качающиеся Майдана, аннексии Крыма и преступлений на востоке будут переданы на рассмотрения Международному уголовному суду. Но это значит, что наша система не в состоянии справится с этим на национальном уровне.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.