Слушать

Развивать Донбасс можно только в рамках единой Украины, — Ткаченко

14 ноября 2016 - 15:18
FacebookTwitterGoogle+
Что предусматривает коммуникационная стратегия содействия реинтеграции и деоккупации Донбасса и как ее будут воплощать?

В гостях Дмитрий Ткаченко, руководитель «Фабрики мысли «Донбасс», с недавних пор — советник министра информационной политики по вопросам информационной реинтеграции Донбасса.  

Сергей Стуканов: Ваша новая должность — советник министра информационной политики по вопросам информационной реинтеграции Донбасса. О каких территориях идет речь?

Дмитрий Ткаченко: Коммуникационная стратегия содействия реинтеграции и деоккупации Донбасса предусматривает коммуникационное содействие реинтеграции оккупированной части Донбасса и работу на освобожденной части. Наши исследования и исследования других аналитических центров, социологических агентств показывают, что проблемы на освобожденных территориях не исчерпаны.

На освобожденных территориях растет украинская гражданская идентичность. Но «русский мир» не дремлет, он в каждом из нас. Поэтому мы предусматриваем определенный коммуникационный контакт, воздействие, безусловно, и для работы с жителями освобожденных территорий.

Сергей Стуканов: Когда вы говорите о коммуникационной стратегии по отношению к жителям неподконтрольных территорий, речь идет о реинтеграции после политической деоккупации или можно каким-то образом реинтегрировать информационно в настоящем?

Дмитрий Ткаченко: То, что мы делаем, предусматривает немедленные действия. На этой неделе у нас выходит первый цикл передач «Новый герой Донбасса» о волонтерах, АТО-шниках, журналистах, общественных деятелях, выходцах из Донецка, Мариуполя, Славянска, которые своей позицией показывают что-то очень позитивное, интересный путь или свершения, которые стали бы примером для многих дончан, в том числе, и на оккупированных территориях, позиция или слова которых помогли бы разобраться людям в том, что же действительно произошло.

Мы смотрим, что жители и оккупированных, и освобожденных территорий скорее воспринимают конфликт как гражданскую войну, хотя происходит гибридная война с Россией, которая имеет коллаборационистский аспект. Хотя мы не исключаем, что тысячи россиян воюют на стороне коллаборантов.

Сергей Стуканов: Каким образом жители оккупированных территорий смогут посмотреть сериал?

Дмитрий Ткаченко: Свои медиапродукты мы будем доносить через новые медиа, Интернет. Конечно, ВПЛ нам очень помогут. Люди общаются с родственниками, детьми. Доверительный уровень общения между родственниками и знакомыми важнее, чем что-либо.

Сергей Стуканов: Много говорят относительно вышки на горе Карачун. Кроме этого, какие еще технические решения вы будете советовать реализовать министру, чтобы можно было воплотить коммуникационную стратегию?

Дмитрий Ткаченко: Пока Донецкая телерадиовышка вещает на наши территории, мы ничего не сделаем — у нас нет масштабных технических средств, чтобы ее перебить. Моя позиция в том, что эта вышка должна прекратить свое вещание. Это один из главных аспектов кроме того, чтобы расширять телерадиоприсутствие на оккупированных территориях.

Сергей Стуканов: На этих выходных в Краматорске прошел финал литературного конкурса «Кальмиус». Одной из победительниц стала жительница Донецка. Возможно, стоит акцентировать внимание на то, чтобы привлекать людей с оккупированных территорий для активного участия в жизни Украины?

Дмитрий Ткаченко: Абсолютно согласен. Более того, сейчас у нашей команды есть отличные идеи культурной реинтеграции. Например, предварительно есть договоренность с международным фондом «Відродження» о финансировании документального фильма об оккупации Донбасса.

Сергей Стуканов: Вы отметили, что на подконтрольных Украине территориях до сих пор остается ряд проблем. Какие группы населения вы могли бы выделить на этих территориях и как с ними работать?

Дмитрий Ткаченко: Поскольку у нас есть анализ — ментальная карта, мы можем говорить о возрастных градациях, но интереснее говорить о смысловых. Например, наше исследование показывает, что есть четыре достаточно большие аудитории и на оккупированных, и на освобожденных территориях. Первую, если говорим об освобожденных территориях, мы называем «Украина понад усе». Это очень проевропейская и проактивная часть населения. Они действуют гражданскими методами. Они самые образованные из всех аудиторий. Это те люди, которые и защитили Донбасс, если бы они не пошли воевать, не сопротивлялись на митингах гражданскими методами, «российская весна» дошла бы дальше.

Кроме того, есть еще три достаточно больших группы. «Болото» — те, которые на оккупированных территориях превращаются в достаточно большую аудиторию пассивных пророссийских. Больше, чем 2,5 года системной пропаганды вирус сепаратизма проникает в умы наших сограждан. Есть еще «потерявшиеся категории» людей просоветской ориентации или «совок». Они менее всего рефлексивны, менее всего понимают, что происходит на самом деле.

И на оккупированных, и на освобожденных территориях есть достаточно большая категория — «русский мир». Это люди, которым действительно нравится Путин, они поддерживают путь развития России. Возможно, они не видят, что там происходит, или это совпадает с их ценностями.

Сергей Стуканов: К чему апеллировать, когда речь идет о людях, которых вы метафорически назвали «болото» или «потерявшиеся»?

Дмитрий Ткаченко: Чем больше ты всматриваешься в них, тем больше они стают тебе понятными. С другой стороны, тем больше ты на них становишься похожим. Нужно понимать, что «русский мир» — это люди мифа. «Болото» — скорее аудитория потребителей, которые выходят на митинг тогда, когда их сгоняют в централизованном порядке. Люди привыкли, что ими руководят. Они не привыкли брать на себя ответственность за собственную жизнь, они хотят, чтобы государство решало их вопросы. Советская категория, возможно, самая сложная. К ним сложнее всего апеллировать.

Для каждой аудитории мы подобрали те нарративы и месседжи, которые можно будет эффективно использовать в коммуникации. Для кого-то будет эффективно просто разъяснить, что у Донбасса есть будущее для устойчивого развития только в рамках единой Украины.

Берем что угодно: социальную сферу, работу предприятий, безопасность.

Мы должны показать, что в Украине происходят реформы.

Например, реформа МВД, и наша полиция совсем другая, чем ездит по оккупированному Донецку, где люди, даже по внутренним исследованиям, доверяют местной полиции на уровне 2%.

Сергей Стуканов: Как будут доносить эти месседжи?

Дмитрий Ткаченко: Это Интернет, ВПЛ, люди, которые мигрируют и пересекают границы. И в этих точках мы будем с ними коммуницировать: через билборды, ролики, передачи, фильмы, культурные методы, которые мы разрабатываем.

Для жителей подконтрольной Украины это легче — те же передачи пройдут на местных или на всеукраинских телеканалах, которые свободно вещают на этих территориях.

Сергей Стуканов: Запланировано ли в проекте бюджета для Министерства информполитики на 2017 год достаточно средств, чтобы реализовать эти идеи?

Дмитрий Ткаченко: Я знаю, что средства на работу Министерства заложены. Я еще не знаю, какие. Надеюсь, их будет достаточно, чтобы хоть частично оплатить продукты, которые будут делаться не только нами для работы по Донбассу.

Сергей Стуканов: Вы планируете работать со школьниками, студенчеством?

Дмитрий Ткаченко: Одна из наших целей — повышение гражданского сознания и гражданской идентичности на Донбассе. И первые, с кем мы должны работать в этом направлении, школы и университеты. Когда стратегия будет утверждаться на уровне министерств, каждое министерство сможет внести свои коррективы.

Сергей Стуканов: Будете ли вы советовать министру работать в направлении преодоления социальных убеждений, которые каким-то образом формируются в Украине по отношению к перемещенным лицам?

Дмитрий Ткаченко: Кроме имиджа дончан и луганчан есть еще такая проблема, как борьба «юнионистов» и «изоляционистов». Один миф ведет к другом. А люди, которые хотят оградить Донбасс и забыть о нем, очень заблуждаются. В современном мире нельзя уйти от проблемы методом ее незамечания.

Цикл «Новый герой Донбасса», который мы делаем, выйдет и для аудитории в Украине. Люди увидят, какие дончане на самом деле: они активные, патриотичные, жертвенные. И пусть после этого они скажут, что все дончане — «сепары», «вата» и мы должны их забыть. Этими роликами мы будем работать и с нашей внутренней аудиторией, чтобы преодолевать и менять предубеждения.

 

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.