Слушать

Реформа общественного вещания в нынешнем виде неэффективна, — Харебин

28 ноября 2016 - 16:04 363
Facebook Twitter Google+
Когда бы не закончилась реформа, 1 апреля или 1 января, это кардинальным образом не улучшит финансовые показатели, ответственность людей, контент: считает исполняющий обязанности гендиректора НТКУ

12.05_oleg_nalyvayko.jpg

Олег Наливайко // http://ntu.ua/
Олег Наливайко

Гость эфира — исполняющий обязанности гендиректора НТКУ Александр Харебин. К разговору присоединяется председатель Госкомтелерадио и председатель комиссии по преобразованию Национальной телекомпании Украины в Национальную общественную телерадиокомпанию Украины Олег Наливайко.

Дмитрий Тузов: Начнем с назначения главы комиссии, которая будет реализовывать проект по преобразованию Национальной телекомпании Украины в общественного вещателя.

Александр Харебин: Человек, который назначен главой комиссии по организации, известен нам. Это Олег Наливайко — глава Госкомтелерадио. Он непосредственно принимал участие во всех процессах по реорганизации. Он очень хорошо знает проблемы, как внутри государственной компании, так и те проблемы, с которыми мы столкнулись на этапе окончания реформы.

НТКУ находится в некой правовой коллизии. Госкомтелерадио не всегда согласно с моей позицией. Существует две вертикали управления — менеджмент и комиссия по реорганизации. Согласно Гражданскому кодексу, когда государственная компания пребывает в состоянии реформирования в публичное акционерное общество, полномочия по управлению компанией осуществляются комиссией по реорганизации. Чтобы комиссия полноценно заработала, необходимо утвердить положение об этой комиссии, необходимо было подготовить эту комиссию к тому, что она возьмет на себя управление компанией. Пока эта комиссия отвечает только за бухгалтерское, юридическое и аудиторское.

Я соглашусь с позицией Зураба Аласании. Создание такого двухголового управления не сильно способствует управлению.

Ирина Сампан: Вы сказали, что назначение главы Госкомтелерадио — это реванш тех сил, которые развалили государственное вещание.

Александр Харебин: Да. В апреле было интервью, в котором я утверждал, что система государственного телевидения и радиовещания развалена.

Дмитрий Тузов: Кто развалил систему?

Александр Харебин: НТКУ является частью большого государственного аппарата, большой государственной машины, которая 25 лет была пережитком советской эпохи. К развалу системы приложили руку многие люди, многие на ней заработали, построили карьеру.

Дмитрий Тузов: Но была надежда на команду реформаторов.

Александр Харебин: Реформу почувствовали зрители. С канала ушла джинса и попса. Канал стал показывать то, что является ценностью для любого развитого европейского общества. Однако для украинского общества это было преждевременным. Мы назвали «суспільним мовленням» то, что по своей сути оставалось государственной компанией. НТКУ — это не общественное вещание, это государственная компания.

К сожалению, покрытие 98% не говорит о том, что его смотрят. Рейтинг является ключевым индикатором. На протяжении 25 лет общество привыкало к тому, что телеканал отражает позицию власти и вкусы более взрослой аудитории. Канал перестали смотреть те, кто привык, а другие не начали его смотреть.

Ирина Сампан: Ви самі себе призначили керівником комісії?

Олег Наливайко: Так, я очолював комісію першого етапу, який ми завершили 30 вересня. Після того її очолив Зураб Григорійович.

Дмитрий Тузов: Наскільки доцільно брати на себе ще й функцію управління? Мені здається, що ви погрузнете в управлінні компанією замість того, щоб готувати її до переходу у формат суспільного мовника.

Олег Наливайко: У нас немає часу погрузнути. Ми маємо близько 1,5 місяця на створення та реєстрацію ПАТ НСТУ і не втратити динаміки у підготовці до Євробачення.

Досить довгий період ми шукали когось серед заступників, хто міг би завершити процедури зі створення суспільного. На жаль, варіантів не було.

Чому не вдалося створити командний дух? Важко сказати. Зураб говорив, що консолідовану команду не вдалося створити.

Ирина Сампан: А це не говорить про те, що ці люди не бачать перспективи у розвитку суспільного мовлення?

Олег Наливайко: Якщо завтра на засіданні комісії всі залишаться на своїх посадах, то це буде команда оптимістів, яка має за дуже короткий проміжок часу зробити свою справу і передати її в більш надійні руки.

Дмитрий Тузов: Які у вас будуть ініціативи для того, щоб підвищити статус і рейтинг НТКУ, щоб процес створення суспільного мовлення позитивно просувався вперед.

Олег Наливайко: Безпосередньо у штаті змін не буде. Ми сподіваємося, що всі, хто працює, продовжуватимуть працювати. Рішучих змін в справах контенту не буде. У нас є чітке завдання — реєстрація ПАТ НСТУ та прийняття у грудні необхідних рішень, щоб відбулося Євробачення, та здійснення поточної діяльності.

Дмитрий Тузов: Вас влаштовують рейтингові показники каналу?

Олег Наливайко: Не влаштовує, але це має бути більш системна робота. Я думаю, що це вже буде відповідальність наглядової ради і нового правління.

Дмитрий Тузов: Чиновники меняются, но не меняется суть.

Александр Харебин: Очень сложно что-то менять, не обладая полномочиями.

Отсутствие консолидированной позиции по ряду вопросов привело к тому, что мы сейчас наблюдаем в менеджменте. Здесь есть конфликт поколений. Люди, которые проработали по 15 лет в системе, — это одна часть команды. Люди, которые немножко по-другому относятся к перспективе, к рейтингам, — вторая часть.

Реформа «суспільного мовлення» в том виде, как она сейчас запущена, неэффективна. Она не приведет к коренному изменению ни общественного вещания, ни влияния на страну.

Когда бы не закончилась реформа, 1 апреля или 1 января, это кардинальным образом не улучшит финансовые показатели, ответственность людей, контент.

Год или полгода понадобится для того, чтобы, имея полномочия, почистить «авгиевы конюшни». Общество увидит реальные изменения в сентябре следующего года или позже.

Для меня сейчас крайне сложно понять, как Национальную общественную телерадиокомпанию Украины будет зарегистрировано 1 января. Бюджетный год заканчивается 31 декабря. 1 января НТКУ прекратит финансироваться из государственного бюджета. 1 января должно быть создано Национальную общественную телерадиокомпанию Украины, под которую есть отдельное финансирование от государства. Как успеть подписать акт передачи от НТКУ в Национальную общественную телерадиокомпанию Украины за день или полдня, когда обычно это занимает 2 — 3 месяца. Невозможно за один день передать имущество миллиардной компании из рук в руки.

Ирина Сампан: Успеет ли Украина подготовиться к Евровидению?

Александр Харебин: Удивительная ситуация, когда украинский канал, который привержен украинским ценностям, который фактически стоит на острие контрпропаганды Российской Федерации, использует такие выражения, как «Евровидения не будет, у нас его заберут», и при этом ссылается на слова, которые никогда не были произнесены вслух.

Из часового разговора были взяты две минуты. Даже в них было сказано, что Украина проведет Евровидение достойно. При этом российские и иностранные СМИ сказали о том, что конкурс в Украине не пройдет.

В начале октября существовала задержка. Мы опаздывали по срокам. Европейский вещательный союз сказал, что у нас есть два месяца, чтобы догнать. Была проведена колоссальная работа. Наблюдательный совет Евровидения, который был у нас в середине ноября, уехал, сказав, что у нас зелено-желтая карточка. Осталось убрать «желтизну» и 8 декабря презентовать наши возможности, способность принять Евровидение.

Ирина Сампан: Как нужно было делать реформу общественного вещания?

Александр Харебин: Для того, чтобы общественное вещание заработало полномасштабно, нужно было создавать новое юридическое лицо, ликвидировать существующую систему, структуру, все ликвидные активы передать на баланс новой компании под новую структуру, стратегию, концепцию, под региональные сети.

Дмитрий Тузов: Мог ли Кабмин «поработать бульдозером», принять постановление о реорганизации, что привело бы к увольнению всех 8 200 сотрудников? Новое руководство набрало бы специалистов, которые нужны. Почему этого не произошло? Почему команда не настаивала на этом?

Александр Харебин: Среди этих 8 200 людей есть те, кто проработал на телевидении лет 50. Страна не может себе позволить выбросить их на улицу.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.