Реформы в армии сохранят жизни и миллиарды гривен, — волонтер

16 января 2016 - 17:16
FacebookTwitterGoogle+
Виталий Дейнега рассказывает о реформах ВСУ и перспективах развития конфликта на Донбассе

Наталка Соколенко: Существует ли документ, в котором прописан план реформ украинской армии?

Виталий Дейнега: Мне об этом неизвестно, такого документа нет. В России до 2025 года есть длинный план на счет реформирования армии. Они уже провели реформу сил спецопераций. Началось это в 2009 году. В 2013 году они уже себя показали. Захват Крыма — это чистая спецоперация. Они этого даже сами не скрывают.

Алексей Бурлаков: В каком состоянии сейчас находятся украинские силы спецопераций?

Виталий Дейнега: Мы форсировали это вопрос. Мы боролись за команду Сергея Кривоноса. Дальше все будет хорошо. У нас были встречи на самом высоком уровне. Меня просили пока об этом не распространяться. У нас будут хорошо подготовленные десантники.

У сил спецопераций огромные полномочия. Глава этих сил в Израиле единственный человек, который может совершить государственный переворот.

Наталка Соколенко: Есть временные рамки? Когда они будут созданы?

Виталий Дейнега: Это мы посмотрим за первые месяцы работы командования. Оно только создано. Самое главное — это правильное направление. Американцы готовы помогать украинцам создавать силы спецопераций, в том числе и финансово. 

Алексей Бурлаков: Сейчас есть возможность готовить военных, но это не делают?

Виталий Дейнега: На это нужно время. У нас совковый спецназ, без агентурной и информационной составляющей. Что должны делать силы спецопераций? Они не должны воевать. Они должны организовать партизанское движение, контрпартизанское, агентурное.

Наталка Соколенко: С чего бы вы начали реформу вооруженных сил?

Виталий Дейнега: У нас в стране дефицит мозгов и профессионалов.

Реформы проведены по материальному обеспечению: появились каски, форма, бронежилеты, автоматы. Техники государство отремонтировало много. Другие государства помогли с приборами ночного видения.

Мне кажется, что отмена 7-ой волны мобилизации — огромная глупость. Мы не наберем столько контрактников.

Нужно улучшить обеспечение, поднять зарплаты. У нас очень низкий уровень подготовки военных. Нужны хорошие инструктора.

Алексей Бурлаков: У нас был в гостях боец полка «Азов». Он говорил, что они много техники отремонтировали, а сейчас государство пытается ее у них забрать.

Виталий Дейнега: Добровольцы очень были полезны вначале. Сейчас они превращаются в проблему. Это плохо контролируемые люди с оружием и хорошим обеспечением. В зоне АТО стоит сейчас 50-60 тысяч человек. Реально воюет тысяч 7. Добровольцев из 60 тысяч максимум полторы тысячи. По ним очень много вопросов. Люди взяли тысячу бойцов из 60 тысяч и очень ее раздули. В Дебальцевом были добровольцы? А в аэропорту?

Наталка Соколенко:  Вы сказали, что нужно реформировать подготовку. Как нужно приглашать зарубежных инструкторов?

Виталий Дейнега: Нет! У нас происходит очень масштабный конфликт. Ни Ирак, ни Афганистан не идет в сравнение с Донбассом. В Ираке США разбомбили авиацией города, и только потом туда зашла пехота. У их противников не было вооружения. У нас стороны равны. Личного состава у нас немного больше, а вооружения больше у них. Такого конфликта давно не было. Сюда лезет весь мир, чтобы учится. Эти зарубежные инструктора тут больше учатся сами, чем учат нас. Они воюют другой войной. У них другая техника и другие люди. У нас есть хорошие инструктора, и им нужно давать учить следующих инструкторов.

Мы, будучи волонтерской организацией, смогли реформировать систему подготовки саперов ВДВ и спецназа.

Нужно в систему подготовки поставить хорошего менеджера, который бы управлял инструкторами. Нужно правильно почистить кадры. Нужен человек, который наведет порядок.

Будет у нас нормальная подготовка — будет огромная экономия средств, и конфликт разрешится быстрее. Мы бы экономили миллиарды гривен. Нам все равно придется покупать еще снаряды, когда мы выстреляем их. Например, за установкой «Смерч» сидит неподготовленный человек. Он нажал кнопку — и потратил десятки государственных миллионов. У него зарплата 5 тысяч гривен, и уровень подготовки соответствующий.  

Алексей Бурлаков: Какое у вас видение дальнейшего развития конфликта?

Виталий Дейнега: Все будет хорошо. Мы сорвали планы России об Одессе, Запорожье, Мариуполе. Нам еще повезло с ситуацией с нефтью, санкциями. Самое страшное мы уже прошли. У нас хорошие перспективы. У России заканчиваются деньги на этот конфликт. В обозримом будущем мы вернем себе Донбасс и Крым. Главное — это воспользоваться моментом, и провести реформы.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.