Слушать

Регулирующее цены государство-комиссар — неэффективно, — Нефедов

14 июля 2016 - 15:00 271
Facebook Twitter Google+
Государственное регулирование цен на социальные продукты может быть неэффективным. Так считают в министерстве экономического развития, предлагая отменить надзор государства за ценами

maksym_nefodov.jpg

Максим Нефедов // «Громадське радио»
Максим Нефедов

Подробнее о необходимости отмены государственного регулирования цен на социальные продукты говорим с заместителем министра экономического развития Максимом Нефедовым.

Анастасия Багалика: Инициатива отмены госрегулирования цен существует уже давно.

Максим Нефедов: Историки госслужбы говорят, что это уже 15 заход на эту высоту. На самом деле, это один из немногих оставшихся рудиментов советской эпохи. В Советском Союзе цены регулировались на все товары без исключения. Либерализация цен позволила за полтора года изменить ситуацию дефицита. К сожалению, мышление, присущее жителям Советского союза, до сих пор наблюдается у многих людей. Они думают — почему государство не контролирует цены, качество дорог и нашу жизнь в общем.

Анастасия Багалика: Сторонники регулирования цен на социальные продукты говорят, что социальный хлеб будет дорогим.

Максим Нефедов: Я бы задал встречный вопрос — почему при наличии регулирования хлеб должен быть дешевым? То, к чему это приводит, можно уидеть на примере Советского Союза или Венесуэлы, когда цены опускаются ниже себестоимости и товары просто исчезают. Те сорта хлеба, цена, на которые регулируется, как правило, вообще нельзя есть. Они производятся в небольших количествах для проформы. На самом деле это налоги, которые все мы платим для того, чтобы кто-то из политиков мог стучать кулаком по столу и кричать о необходимости снижения цен. Если экономика работает таким образом, почему мы до сих пор не снизили цены вообще на все?

Анастасия Багалика: Кстати, история с гречкой показывает, что регулирование не работает. Сейчас килограмм гречки стоит 50 гривен.

Максим Нефедов: Регулирование не работает ни на каком рынке, потому что никто из нас не хочет работать себе в убыток. Цены на гречку, как и на любой другой товар, определяются рынком. В случае хорошего урожая гречки и маленького на нее спроса, цены существенно падают. Цена на пшеницу и кукурузу может меняться трижды в зависимости от погодных условий, спроса и условий хранения.

Вмешательство государства в этот процесс устанавливает дополнительные административные барьеры, за которые платим все мы, как потребители — или прямо — в виде налогов, или непрямо — в виде дефицита, который заставляет нас покупать из-под полы с небольшой наценкой.

Ирина Сампан: Вы говорите «мы понимаем». На самом деле, мы не понимаем. В селах нет конкуренции, там некуда пойти за другим хлебом. Люди думают, что если государство не будет регулировать цены, то предприниматель будет злоупотреблять возможностью устанавливать цены. Как сломать это мышление?

Максим Нефедов: Легче всего показать, что с другими нерегулируемыми товарами такого не происходит. Подобного регулирования нет на помидоры, но в селах помидоры не стоят 100 гривен. Все это берет начало с историй про капиталистов и Советский Союз.

На самом деле, в Советском Союзе были пустые полки, а советские граждане дежурили под отелями, чтобы купить что-то у иностранцев. Законы экономики — такие же законы, как законы притяжение. В Венесуэле уже доигрались с демонстративным снижением цен на продукты. В результате, сейчас там люди стоят в очередях на границе, чтобы выехать в соседние страны и купить там продукты.

Анастасия Багалика: На какие товары действует государственное регулирование цен?

Максим Нефедов: Госрегулирование охватывает самые популярные группы товаров — от круп и молока, до хлеба и мяса. Механизм регулирования цен в Украине является достаточно грубым. В результате этого, регулирование цен на макароны охватывает как простую лапшу, так и итальянские равиоли, а регулирование цен на мясо охватывает элитный новозеландский ангус. Эти нормы никто никогда не проектировал для защиты малоимущих. Они остались в наследство от Советского Союза. По статистике цены на регулируемые товары вскоре вырастают на 20% быстрее. Это происходит потому, что изменение цен — долгий, сложный и бюрократичный процесс. Часто в регионах для этого дают взятки.

Нам только кажется, что мы делаем лучше, а на самом деле мы стреляем себе в колено.

Слушаем сюжет корреспондентки «Громадського радио» Натальи Поколенко, которая спросила у жителей Константиновки о том, доступны ли для них основные продукты питания и соотносятся ли их доходы с ценами на продукты.

Максим Нефедов: По словам людей, на рынках, где цены не регулируются, продукты значительно дешевле. Регулирование приводит к коррупции и заработку чиновников.

Ирина Сампан: Вы хотите сказать, что никаких инспекторов или комиссаров вообще не будет?

Максим Нефедов: Проверки цен безусловно не будет. Это советское представление — комиссар с шашкой может прийти и, пригрозив пальцем, сказать: «Продавайте свои помидоры не за 10 гривен, а за 5 иначе я вас в Сибирь отправлю». На самом деле на любом рынке есть конкуренция и, если продавщица на рынке поставит запредельную цену на товар, у нее просто не будет покупателей.

Анастасия Багалика: Как документально можно оформить процедуру госрегулирования цен?

Максим Нефедов: Речь идет о модификации постановления № 1548. В более консервативном варианте мы предлагаем убрать это регулирование на 90% товаров. Также мы рассматриваем вариант временной отмены этого постановления для мониторинга результата. Я уверяю, что цены никак не изменятся, а взяток станет меньше.

Анастасия Багалика: Когда будет принято окончательное решение?

Максим Нефедов: Я надеюсь, что это случится на протяжении нескольких недель.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.