Репрессированные крымчане не хотят обращаться в суды РФ, — правозащитник

24 февраля 2016 - 17:58 147
Facebook Twitter Google+
«В тренды нарушений прав человека входят: давление на правозащитников, государственная слежка за гражданами, кризис доверия к власти и неэтическое отношение к беженцам», — рассказывает Красимир Янков

Представитель Amnesty International Красимир Янков комментирует ситуацию с правами и свободами человека в аннексированном Крыму, рассказывает о давлении на крымских татар, запугивании и репрессиях, которые обосновываются нормами законодательства РФ, отсутствующими в законодательстве Украины. Также Янков рассказал о трендах нарушений прав человека, указанных в Ежегодном отчете Amnesty International.

Лариса Денисенко: Годовой отчет Amnesty International касается не только Крыма, но и Украины в целом?

Красимир Янков: И всего мира. Документ энциклопедического формата представляет нашу работу за год в более чем 190 стран мира. Мы сделали в нем акцент на вопросы Крыма, Донбасса, расследование дел Евромайдана.

Лариса Денисенко: Какие появились новые болевые точки в мире?

Красимир Янков: Власти разных стран мира пытаются давить на правозащитников, выступающих за права людей. Например, в России в прошлом году приняли закон о нежелательных организациях, и генпрокуратура РФ теперь может запретить любую из них.

Давление наблюдается не только в России, а и на Ближнем Востоке, в Северной Африке. Новым трендом в прошлом году в США и Великобритании стала тотальная слежка.

Серьезной проблемой является и кризис беженцев. Страны не только отказываются соблюдать обязанности согласно договору ЕС, но ощущается также кризис лидерства. О беженцах говорят, как о проблеме, чуме. Мало лидеров говорят об индивидуальных случаях, о человечности.

Анастасия Багалика: Можно сравнивать ситуации европейских беженцев и беженцев в Украине?

Красимир Янков: Многие люди не сдают квартиры беженцам с Донецкой или Луганской области. Мы видим непонимание, отсутствие сочувствия

Анастасия Багалика: Насколько ситуация в Крыму ухудшилась за последний год?

Красимир Янков: Мы были в Крыму в прошлом феврале. Там проходит систематическая кампания против несогласных с местными властями, подавление инакомыслия любимыми способами. В первые недели оккупации украинские активисты были выгнаны с полуострова или задержаны. После этого начались репрессии против крымских татар: массовые обыски, акты по надуманным обвинениям, фабрикация уголовных дел против лидеров.

В конце прошлого года Наталья Поклонская пригласила Рефата Чубарова в Крым, не сказав, что за несколько дней был выдан ордер на его арест.

Единственный канал на крымскотатарском языке АТР был вынужден закончить работу, поскольку не прошел российскую перерегистрацию, хотя его представители несколько раз подавали документы, но документы возвращали с опозданием и минимальными правками, чтобы они не успели вложиться в срок. Канал был вынужден переехать в Киев, и его журналисты не могут теперь работать в Крыму.

Анастасия Багалика: Как крымчане могут защититься в правовом поле РФ?

Красимир Янков: Согласно международному праву на оккупированной территории должны действовать украинские законы. У местных людей ноль доверия к де-факто местным властям. Если люди пытаются обращаться в Москву — тогда можно получить положительные изменения. Но те, кто подвергаются обыскам, допросам, они никуда не обращаются. Если ваши права нарушаются в Крыму, советую обращаться в Москву. Это на данное время единственный способ чего-то добиться. И в ЕСПЧ.

Лариса Денисенко: Насколько людям в Крыму объясняют внедрение российского законодательства?

Красимир Янков: Я о такой работе не слышал. Когда мы общались с адвокатами крымских татар, то у них было украинское образование и не было теоретической базы к защите в суде по законам РФ.

В РФ есть большой список экстремистской литературы, куда входит некоторая религиозная литература крымских татар. Человек даже может не знать, что у него есть книга, которую запретил какой-то чиновник РФ десять лет назад. Но это часто используется в обвинении против них.

Анастасия Багалика: Конституционный суд РФ отказался признавать юрисдикцию ЕСПЧ, в Крыму также его не признают?

Красимир Янков: Де-факто да, но это не означает, что нужно отказываться от обращения в международные организации.

Лариса Денисенко: Фигурируют ли в отчете дела наших политзаключенных в РФ?

Красимир Янков: Об этом можно найти в обоих частях: и в главе про Украину, и в главе про Россию. Например, мы упоминаем, что Сенцова, Кольченко и Афанасьева вразрез с нормами международного права сперва незаконно вывезли в РФ, и их судил военный суд. Мы надеемся подготовить документ, где более обширно раскроем случаи украинских политзаключенных в РФ.

Лариса Денисенко: Насколько правозащитное движение РФ поддерживает украинское и международное?

Красимир Янков: Значительно поддерживает. Мы бы не получали письма от Афанасьева, если бы не российские правозащитники.

Анастасия Багалика: У Amnisty International есть планы посетить Крым в этом году?

Красимир Янков: Планы есть, посмотрим, когда это будет. Я бы хотел отметить еще один тренд: до начала февраля российские власти отказывались пускать международных наблюдателей и независимых правозащитников в Крым, ссылаясь на референдум. Но там удалось побывать наблюдательной миссия Совета Европы, у них будет интересный документ.

Внимание к Крыму остается, о нем не забывают, хотя российские власти пытаются закрыть рот и местным людям, которые пытаются проводить такие наблюдения. Они даже запретили неформальную организацию Крымская полевая миссия по правам человека, которая не была нигде зарегистрирована и, по сути, нигде не существовала.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.