Решение о запрете Меджлиса равноценно запрету нашего народа, — Бариев

27 апреля 2016 - 17:25 106
Facebook Twitter Google+
Вчера российским оккупационном «судом» в Крыму было вынесено решение о запрете Меджлиса крымскотатарского народа

Последствия этого решения обсудим с координатором по защите прав крымскотатарского народа, членом Меджлиса Эскендером Бариевым.

В студии работают журналисты «Громадського радио» Елена Терещенко и Михаил Кукин

Михаил Кукин: Вы готовились к подобному решению?

Эскендер Бариев: Мы готовы были к подобному решению. Но лично я думал, что именно судебное решение будет затягиваться. Ведь сейчас мы можем подавать апелляцию в российский суд, а после — в международные суды. Дело в том, что первоначально Генеральной прокуратурой было принято решение о запрете Меджлиса, не дожидаясь решения суда. После Министерство юстиции РФ включило Меджлис в реестр экстремистских организации. Хотя Меджлис — не организация, а высший представительный орган крымскотатарского народа.

Поэтому данное решение суда — незаконно и нарушает не только российское законодательство, но и международное право.

Мы понимаем, что Россия ведет целенаправленную политику, направленную на геноцид нашего народа, и это сейчас очередной экзамен международному сообществу и праву.

Михаил Кукин: То самое время послушать аргументы так называемого «прокурора» Крыма Натальи Поклонской.

Елена Терещенко: И фрагмент записи из суда ответчика Наримана Джелялова, представителя Меджлиса крымскотатарского народа.

Елена Терещенко: Поясните пожалуйста позицию Поклонской о том, каким образом могут крымские татары вторгнуться на полуостров?

Эскендер Бариев: О моральной составляющей «госпожи» Поклонской говорить нечего. Ведь она родилась в Луганске, получила образование в Украине, давала присягу украинскому народу, а теперь судит Меджлис крымскотатарского народа только потому, что делегатами Курултая могут быть лишь граждане Украины, потому что Меджлис поддерживает целостность Украины и потому что что члены Меджлиса считают оккупацию полуострова незаконной.

Михаил Кукин: Какие могут быть последствия вчерашнего решения?

Эскендер Бариев: Каждый член Меджлиса теперь у себя на родной земле оказывается под колпаком. Теперь он член террористической организацией. Любые действия, направленные на сбор и встречу с людьми, могут быть расценены как экстремистские действия, что дает основания российским властям для ареста.

Второе — это попытка вытеснить активных представителей Меджлиса за пределы Крыма. Ведь само присутствие членов Меджлиса на территории Крыма дает веру и поддержку татарскому народу. И мы стремимся к тому, чтобы как можно меньше активистов выехало с полуострова.

Было принято решение — объявить чрезвычайный режим деятельности Меджлиса, создан чрезвычайный орган или совет, который берет на себя ответственность по координации Меджлиса. В это совет входят лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, председатель и все члены Меджлиса, которые сейчас находятся на материковой части Украины.

Еще существует одна опасность: оккупант может пытаться под угрозами отказаться от членства в Меджлисе, чтобы показать всему миру, что Меджлиса не существует.

Елена Терещенко: Не случится ли так, что членам Меджлиса, которые уже арестованы, задним числом добавят сроки по статье экстремизм?

Эскендер Бариев: Адвокат Полозов, который защищает Ахтема Чийгоза, говорил, что дело «26 февраля», по которому он и некоторые крымские татары арестованы, разваливается. И вчерашним решением о запрете Меджлиса российские власти пытаются усилить это дело для дальнейших репрессий крымскотатарского народа.

Ведь решение о запрете Меджлиса равноценно запрету крымскотатарского народа.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.