Слушать

Решение Сейма не испортит отношения между украинцами и поляками, — аналитик

23 июля 2016 - 20:15 137
Facebook Twitter Google+
Польское общество разделено, в том числе из-за манипуляционных решений Сейма. Польский и украинский народы это не рассорит, — заявляет медиа-аналитик и историк Роман Кабачий

17.30roman_kabachyy.jpg

Роман Кабачий // «Громадське радио»
Роман Кабачий

О том, как восприняли в польском обществе решение польского Сейма по Волынской трагедии говорим с журналистом и медиа-аналитиком Романом Кабачим.

Ольга Веснянка: Как сейчас эту тему воспринимают в польском обществе?

Роман Кабачий: Польское общество разделено. Современная власть — «Право и справедливость», настолько разделила общество, что те, кто имеют проевропейские и либеральные взгляды, просто не знают, что делать. Решение по Волыни — один из аспектов построения мощного, авторитарного управления нынешней власти.

Для польского общества это решение не стало новостью. Они поставили точку и теперь чего-то ждут от нас.

В резолюции написано «украинские националисты уничтожили поляков на Волыни». Польское общество воспринимает это, как «украинцы в целом».

Ольга Веснянка: Как мы можем обвинять другую нацию в том, что они обобщают, если мы сами грешны?

Роман Кабачий: Украинское общество, по сравнению с польским, воспринимает некоторые вещи очень поверхностно. У них уровень исторических дискуссий на уровень выше.

Ольга Веснянка: Вы говорите, что польское общество чего-то ждет после принятия этого решения? Не извинений ли?

Роман Кабачий: Мы говорим «извиняем и просим прощения». Поляки говорят, что им извинятся не за что. Нам не нужно выкрикивать симметрические лозунги. Мы должны повести к тому, что у нас тоже есть своя позиция, которая состоит в том, что Волынь и Галичина в составе междувоенной Польши не имели обещанных им прав. Поляки не хотят видеть контекст. Наши историки отмечают, что решение об этнической чистке не могло родится просто так.

Алексей Бурлаков: Не только поляки пострадали во время так называемого геноцида, а и украинцы, и венгры. Это так?

Роман Кабачий: В контексте земель, которые находились в составе Польши до 1939 года, можно говорить о поляках, украинцах и евреях. Если говорить об украинском вопросе, на Холмщине, например, было снесено 130 церквей. Евреи постоянно попадали в какие-то квоты, они не могли учится в университетах. Тогда делалось много для того, чтобы настроить польское население против национальных меньшинств, а украинцы были там самой большой общиной.

Ольга Веснянка: Не будем ли мы, углубляясь во времена, когда многие ненавидели друг друга по национальному признаку, усугублять обиды?

Роман Кабачий: Возвращаясь к тому, что польское общество разделено, скажу, что польские медиа, связанные с оппозицией, даже публикуют интервью с успешными украинцами. Некоторые из них обращают внимание на то, что украинцы ничем не отличаются — они выучили наш язык, они христиане, они работают на наше государство.

Алексей Бурлаков: Испортятся ли вследствие этого отношение между поляками и украинцами?

Роман Кабачий: Большинство населения Украины и Польши заинтересовано в том, чтобы наши страны были союзниками. Это решение поляки приняли для себя, а нам надо строить нашу страну.

Лидер партии «Право и справедливость» считает, что Россия с предыдущей польской властью устроили теракт, вследствие которого погиб его брат Лех Качиньский. Полагать, что он стал бы действовать во вред Украине, я бы не стал.

У них нет слова «геноцид», у них есть слово «людобуйство», которое там является практически синонимом слова «Волынь». Многие поляки даже не знают о существовании такого юридического термина. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.