Слушать

Родственники погибших хотят услышать имена виновников аварии Боинга MH-17

30 сентября 2016 - 07:01 87
Facebook Twitter Google+
Есть надежда, что Россия в ближайшее время может все-таки отступить и признать это был российский «Бук», — Павел Каныгин российский журналист

18.30pavel_kanygyn_fb.jpg

Павел Каныгин // Фото з Facebook страницы Павла Каныгина
Павел Каныгин

Павел Каныгин, журналист российской «Новой газеты» рассказывает о выводах следствия по МН-17

Ирина Ромалийская: Расскажите о своих впечатлениях от вчерашней пресс-конференции о выводах следствия по МН-17.

Павел Каныгин: Мои коллеги, российские журналисты, спрашивали, почему международное расследование не принимает во внимание данные российской стороны оборонного концерна «Алмаз Антей», которые считают, что ракету, сбившую Боинг, запускали украинские силовики с Зарощенского.

Наша «Новая газета» тоже проводила свое расследование. И на наши данные опиралась как раз-таки международная группа следователей, а также украинские СМИ. На момент крушения МН-17 Зарощенское находилось под контролем сепаратистов. Когда я приезжал в это село и общался с людьми, они рассказывали, что там стояли ополченцы и никаких украинцев там не было. Но «Алмаз-Антей» упорно игнорирует эти факты и настаивает на своем. Соответственно, все государственные российские СМИ поддерживают это мнение, а голландские и нидерландские следователи не хотят их слышать и пытаются оклеветать Россию.

Это в России можно вешать лапшу на уши, и народ будет верить, потому что нету других источников информации, но здесь это не работает.

Михаил Кукин: Насколько эта тема продолжает оставаться топовой в самих Нидерландах?

Павел Каныгин: Тема держится в первых строках с самого начала. Я подходил к людям и спрашивал, что они думают, когда все нити этого «Бука» ведут в Россию, ведь получается, что это мы виноваты. На что сами родственники погибших мне отвечали, что они разделяют историю народа и историю руководителей и ответственных фигур, которые непосредственно были причастны к трагедии.

Внимание всей страны до сих пор приковано к этому делу, потому что это невозможно забыть.

Михаил Кукин: Украинские журналисты и блогеры говорят, что этот процесс является прямым доказательством того, что война на востоке Украины — это все-таки не гражданская война, а российско-украинский конфликт, чего Европа всячески пытается не признавать.

Павел Каныгин: Те журналисты и простые люди, с которыми я разговаривал, как раз понимают, что это действительно конфликт между двумя нашими странами. Этого не говорят открыто, но хорошо понимают. Да, на каком-то высшем уровне министров и послов стараются не оперировать такими терминами, как война или межгосударственный конфликт, пытаются говорить помягче.

Деловые связи между Россией и Голландией гораздо более тесные, чем между Голландией и Украиной. Товарооборот между нашими странами огромен, и сейчас эти отношения испытывают определенный кризис, поэтому голландскому бизнесу не очень выгодно расширять этот конфликт. И, конечно, это влияет на правительство.

Ирина Ромалийская: А как при этом восприняли вчерашний доклад родственники погибших?

Павел Каныгин: С оптимизмом. Это вселило в них надежду, потому что спустя два года наконец-то указали на то, где находятся причастные к трагедии, то есть, грубо говоря, на Россию. Но при этом люди хотят не какого-то общего ответа, что это Россия. Они хотят знать имена, хотят лично видеть на судебных процессах конкретных людей, ответственных за трагедию.

Есть такая надежда, что все-таки Россия в ближайшее время может отступить в этом вопросе и признать, что как-то российский «Бук» все-таки туда попал, но не по их вине, а, возможно, с черного рынка обороны. И чем больше будет международного давления на официальные власти России, тем она быстрее будет отступать и в какой-то момент придет хотя бы к частичному признанию.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.