Слушать

Романцова: единственная страна, заинтересованная в проведении выборов — Россия

22 апреля 2016 - 21:35 376
Facebook Twitter Google+
Правозащитница утверждает, что украинской стороне выгодно затягивать выборы на неподконтрольных территориях в двух восточных областях

oleksandra_romancova.jpg

Александра Романцова // «Громадське радио»
Александра Романцова

Координатор проектов мониторинга нарушений прав человека на востоке Украины и в Крыму Центра гражданских свобод Александра Романцова рассказывает, почему о вопрос выборов на неподконтрольной территории продолжает появляться в информационном пространстве.

Также слушаем телефонный разговор, записанный перед эфиром. В нем представитель Украины в трехсторонней контактной группе на Минских переговорах Роман Безсмертный высказывает свою точку зрения относительно выборов в «ЛНР» и «ДРН».

Михаил Кукин: В связи с чем возникла тема выборов на неподконтрольной территории?

Александра Романцова: Факт возникновение темы в публичном обсуждении очень странный, поскольку проведение выборов на территории, где реализуется террор, где нет возможности не только свободно выбирать, но и становиться кандидатом. Все политические оппоненты либо на том свете, либо должны были выехать, либо до сих пор находятся в «расстрельных списках».

Мало того, что на этой территории нет свободы слова, политических объединений, ассоциаций — всего необходимого для того чтобы провести выборы. Но мы понимаем, что это будет легализация бандитского формата. А это жутко страшно для Украины, потому что потом избранные люди пользуются защитой.

Поэтому, как только такие выборы пройдут и в них смогут принимать участие те, кто сейчас там бегает с оружием, это их почти обеляет. Этого нельзя допустить.

Европа давит на Украину с той точки зрения, что они не хотят вести диалог с террористическими организациями, которые к сожалению, не признаны таковыми даже в Украине. Они хотят вести его с кем-то, кто имеет представительские функции. И учат Украину, что должны быть избранные люди. Это тоже самое, как референдум в Крыму. Это не было референдумом, потому что не было обеспечено ни право проголосовать, ни плюрализма, ни безопасности единоличного голосования.

Перед выборами должны быть партии, должна быть возможность объединений, сообщать о своей идеологии. Там нет свобод.

Это в любом случае будут не выборы, пока не обеспечат безопасность и тем, кто избирается, и тем, кто избирает.

Михаил Кукин: Возможно ли проведение выборов на основе старой легитимной власти?

Александра Романцова: Это будет запутанная бюрократия, потому что частично там остались те, кого еще выбирали, не дожили своей каденции, частично те, которые при том, что были выбраны, перешли на сторону ЛНР.

Украина эвакуировала оттуда все свои государственные представительства. Там нет ничего, что финансировалось бы из госбюджета. Соответственно, все, кто там находится, с управленческой точки зрения отсоединены от Украины, но лишены ли они своих полномочий с законодательной точки зрения, непонятно.

Точно сказать, что эти люди не только так называются, но и имеют полномочия и возможности организовать выборы, нельзя. Эта ситуация была в районах, находящихся рядом с неподконтрольными территориями районах Луганской и Донецкой областями, во время президентских выборов. Там были нападения на людей, у которых были штампы от избирательных участков.

Михаил Кукин: Есть еще одно очень важное обстоятельство. Оттуда уехало от одного до двух миллионов человек.

Александра Романцова: Оттуда выехала половина населения. Потому что в сторону России тоже уехало около миллиона.

Михаил Кукин: Будут ли они иметь право голоса?

Александра Романцова: Это очень важный момент. Понятно, что те, кто бегает с автоматами по так называемым «ЛНР», «ДНР», надеяться, что выбирать предоставят возможность только тем, кто у них под прицелом. А те люди, которые выехали, это около двух миллионов людей, зарегистрированных там, 1700 000 из которых зарегистрированы как переселенцы в Украине. Но есть еще очень много людей, которым нет необходимости регистрироваться. И еще около миллиона уехало в сторону РФ. Это не всегда люди, которые обожают Россию. Иногда там были родственники или туда выехать было проще.

У нас две очень разные зоны, в которых надо будет организовать выборы. Требовать от людей, чтобы они возвращались в опасную зону голосовать, это бред и утопия.

Алексей Бурлаков: Многие говорят, что выборы нельзя провести. Почему тема «на плаву»?

Александра Романцова: В Европе есть большой опыт урегулирования конфликтов. Многие из этого опыта пытаются делать кальку. Чаще всего Европа пользуется калькой из Балканского конфликта. В момент заключения вторых Минских соглашений были использованы пункты, которые используются для того, чтобы конфликт погасить. Порядка исполнения не зафиксирован. Поэтому представители «ЛНР», «ДНР» давят на номер. Украинская сторона говорит, что это не порядок, а нумерация, сначала мы восстанавливаем контроль над границей, возвращаем юрисдикцию.

Россия — единственная страна, которая заинтересована в проведении выборов или категорическом отказе Украины, чтобы переложить ответственность.

Россия хочет, чтобы Украина либо нарушила весь процесс, либо чтобы «ЛНР» и «ДНР» вновь стали Луганской и Донецкой областями, но на ее условиях. Чтобы Украина взяла на себя ответственность за территории, но иметь там почти неограниченное влияние.

Алексей Бурлаков: А Украина заинтересована в затягивании?

Александра Романцова: Я считаю, что да. Украина заняла эту позицию.

Алексей Бурлаков: Может ли стать катализатором процесса передача доклада про военные преступления РФ на Донбассе в Гаагский трибунал?

Александра Романцова: Украинские правозащитные организации тоже передавали дела и по Крыму, и по Донбассу, и по Майдану в международный уголовный суд. Центр гражданских свобод — одна из организаций, которая готовила эти кейсы. Украина, к стыду своему, до сих пор не ратифицировала Римский статут.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.