«Россия — не решение проблемы с Исламским государством, а ее часть», — Хара

20 ноября 2015 - 02:22 390
Facebook Twitter Google+
Сближение РФ с западными странами на фоне терактов в Париже не настолько очевидно, как бы хотелось РФ

Чем Украине угрожает сближение России с Западом? Говорим с Александром Хара,  дипломатом, экспертом организации «Майдан Закордонних Справ».

Анастасия Багалика: Происходит некое сближение между Францией и Россией. Почему это происходит и чем это может угрожать Украине?

Александр Хара: Это сближение происходит более двухсот лет. Франция является слабым звеном в «антипутинской коалиции».  Сейчас очередная возможность показать, что Россия – важный элемент мировой безопасности. На самом деле, Россия дестабилизирует ситуацию, разрушает Европейский союз.

Юрий Макаров: Что за традиционная дружба Франции с Россией?

Александр Хара: Тут нужно говорить не только о России, но и о Германии. Это объясняется несколькими вещами. После Второй мировой войны была выработана философия постмодернизма, согласно которой, необходимо искоренить все тоталитарные режимы. Поэтому нам говорят, что мы должны общаться с агрессором, искать компромисс. Мы понимаем, что компромисс может быть только за наш счет. Крым у нас забрали. Санкции по Крыму условные. Самые жесткие санкции по Донбассу. Эти санкции готовы с России снять, если она будет вести себя цивилизовано. Первая часть — философская. Вторая часть — история. У немцев есть некий комплекс по отношению к русским. Они считают, что нацистский режим причинил много страданий именно русским, и опыт показывает, что все войны с Россией заканчиваются поражением. Французы благодарны, что СССР оказывала сопротивление нацистам. После войны Франция имела привилегированные отношения с Советским Союзом. Это есть в ДНК, в политической культуре.  

Украина никогда не была на радарах европейцев. Язык похож на русский, никогда не была независимой. Сейчас экономика Украины не соизмерима с русской. У России есть газ, нефть. Россия является огромным рынком сбыта высокотехнологичных товаров.

Анастасия Багалика: Есть еще и третья сторона — США. Как они будут влиять на сближение России и Европы?

Александр Хара: Я бы не говорил, о сближении сейчас. Есть робкие попытки. Россия хочет прорвать дипломатическую и информационную блокаду сейчас. 20 минут на саммите — это прорыв, но учитывая перевод, это 5 минут разговора. По Украине говорили о том, что нужно выполнять Минские договоренности. Так будет оцениваться Россия, и будет рассматриваться снятие санкции.

Дипломаты США могут обсуждать конкретные вопросы. Например, только Сирию или только Украину. Единственный диалог, который будет всегда вестись — это стратегическое ядерное оружие.  Здесь россияне следуют своим обязательствам.

Юрий Макаров: Недавно один из русских телеканалов опубликовал видео, где якобы случайно оператор снял эскиз подводного «безпилотника», который может нанести огромный вред приморским странам. Говорят, это утечка, но мне кажется, что это блеф. Как на это отреагировали в США?

Александр Хара: Абсолютно спокойно. Они понимают, сильные стороны России. Ракеты были разработаны еще в 60-х годах и сейчас поддерживаются. Наша власть заявляет, что мы прекратили военное сотрудничество с Россией, и «Южмаш» не обслуживает ракеты. Мы не знаем, в боевой ли готовности находятся они. Уровень технологий в России оставляет желать лучшего.

Анастасия Багалика: Если говорить об участии России в операции в Сирии, то есть заявления, что она бомбит территории подконтрольные Исламскому Государству. Насколько важно то, что Россия подключается к антитеррористической коалиции? Насколько опасно ее сближение с западным миром?

Александр Хара: Россия — это не решение, это часть проблемы. Если мы посмотрим в политическом смысле, то России важно оставить Сирию под своим влияние. В психологическом смысле, Путин, будучи тираном, поддерживает тиранию в остальном мире. Путину важно создать прецедент, и оставить Асада, кровавого тирана, у власти. С военной точки зрения, 250 тысяч армия Асада, 300 тысяч сил «Умеренной оппозиции» и только 100 тысяч человек у ИГИЛа. Исламское Государство контролирует около 20% территории.

Анастасия Багалика: В контексте активных антитеррористических действий, что должна делать Украина, чтобы удержать интерес к себе?

Александр Хара: Как ни парадоксально, вся наша сила находится в Киеве. Если мы будем бороться с коррупцией, мы будем улучшать обороноспособность, бороться с предательством и убирать людей, которые служат интересам России.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.