Россия отказалась расследовать пытки над Карпюком и Клыхом, — Мария Томак

06 февраля 2016 - 15:24 135
Facebook Twitter Google+
О деле украинцев Николая Карпюка и Станислава Клыха говорим с Марией Томак, экспертом Центра Гражданских Свобод, и Тамарой Клых, матерью заключенного Станислава Клыха

Михаил Кукин: Вчера была обнародована новость, что готовится иск в ЕСПЧ.

Мария Томак: Мы вчера проводили конференцию по «чеченскому делу». Речь идет о двух гражданах Украины, которые находятся в незаконном заключении в РФ уже почти два года. Они обвиняются в создании и участии в банде, и убийстве российских военнослужащих во время Первой чеченской войны. Это было 20 лет назад.

Они признаны политическими заключенными. Есть несколько вещей, которые позволяют говорить о том, что в деле есть политическая составляющая. Организация «Мемориал», которая следила за соблюдением прав человека во время чеченской войны, полностью разгромила линию обвинения. В обвинении, напомню, фигурирует и наш премьер Яценюк.

Они якобы дали против него показания. К ним применялись средневековые пытки. Раньше у нас не было доказательств, но теперь у нас они есть. Рубцы, которые есть сейчас на их телах, были приобретены во время их пребывания в РФ. Там десятки рубцов. Это автоматически ставит под сомнения решение суда.

Пытки применялись вначале, с целью выудить необходимые показания. Станислава ломали гораздо дольше. Это продолжалось несколько месяцев. Его адвокат утверждает, что к нему применялись психотропные вещества. И мы видим, что сейчас у него нестабильное психологическое состояние.

Михаил Кукин: То, как ваш сын сейчас ведет себя на допросах и судах, это для него не характерно?

Тамара Клых: Конечно. Он очень спокойный и уравновешенный человек. Я слышала, что когда ему было плохо в суде, он кричал, что ему сказали, что его папа умер. Он кричал, что это не правда, и что он хочет домой. Я это слышала, так как адвокат подносила телефон. Его забрала скорая помощь из зала суда.

Михаил Кукин: Сколько вы не видели сына?

Тамара Клых: С момента задержания, полтора года.

Анастасия Багалика: Адвокаты надеются на психиатрическую помощь. В Грозном ее получить невозможно?

Тамара Клых: Я думаю, что да. Адвокат говорит, что это «свои» врачи, и они напишут то, что им нужно.

Я очень волнуюсь, и надеюсь, что он придет в себя. Я очень боюсь, чтобы он не попал в психиатрическую больницу.

Михаил Кукин: Какие перспективы у психиатрической экспертизы?

Мария Томак: Провели одну экспертизу, которая показала, что все в порядке, и он подлежит суду. У защиты есть сомнения по поводу этой экспертизы.

Очевидно, что дело разваливается. Защита будет требовать независимой судебной экспертизы. Мы обращались в соответствующие организации, например, в комитет противодействия пыткам. Но там огромная бюрократия, система функционирует долго.

Анастасия Багалика: Насколько я знаю, обвинения строятся на выбитых показаниях, в которых обвиняемые оговаривают сами себя.

Михаил Кукин: Там помимо Яценюка, еще упоминается Ярош, Музычко.

Мария Томак: Совершенно верно.

Были еще сообщения о Малофееве, третьем фигуранте дела. Он полностью признал свою вину, и сейчас является главным свидетелем. Он является наркозависимым, с тяжелыми болезнями. Он уже отбывал наказание в 20 лет в одной из тюрем РФ. Это не лучший свидетель.

Мы получили отказ в возбуждении дела о пытках Карпюка. В отказе нам сказали, что пытки не применялись, так как он сам признал свою вину.

Мы собрали доказательства с украинской стороны об их невиновности, и надеемся, что их приобщат к делу.

Михаил Кукин: Вера Савченко, сестра Надежды Савченко, получила статус защитника по этому делу. Через несколько дней этот статус отозвали.

Мария Томак: Это статус гражданского защитника, который существует в РФ. Этот статус не дает ничего. Главное, что у них есть квалифицированные адвокаты. Они постоянно там, и делают свою работу качественно.

Вчера было опубликовано письмо от чешских депутатов, где они ставят под сомнение эти дела. Там 13 имен. Важно, что это заявление определенной страны. Это важный сигнал.

Анастасия Багалика: В какие общественные организации вы обращались?

Тамара Клых: Я хочу поблагодарить Марию Томак. Если бы не она, то я не уверенна, что кто-то знал бы про Станислава.

Она меня и морально поддерживает. Спасибо ей огромное.

Анастасия Багалика: Пока речь не идет о том, что вы можете увидеть сына?

Тамара Клых: Адвокат говорит, что пока нет смысла мне ехать в Грозный, потому что я главный свидетель защиты. Я его не смогу увидеть.

Анастасия Багалика: А когда начнутся слушания?

Мария Томак: С понедельника возобновляются слушания. Они будут каждый день проходить. Предположительно, до конца марта будет приговор.

Анастасия Багалика: Если на процессе объективные журналисты?

Мария Томак: Только журналисты «Кавказского узла». Иногда освещает процесс «Радио Свобода».

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.