«Российское продуктовое эмбарго — это не про экономику», — Павел Кухта

20 ноября 2015 - 00:11 753
Facebook Twitter Google+
От продуктовых санкций России украинская экономика потеряет сравнительно небольшие суммы

В студии экономист, эксперт Реанимационного пакета реформ, Павел Кухта. Эксперт рассказывает о перспективах украинских производителей на рынке ЕС, последствиях эмбарго и возможностях украинской экономики.

Анастасия Багалика: Правительство сообщило, что украинская экономика потеряет немного. Как вы считаете?

Павел Кухта: Это не первое действие России в отношении украинских товаров. Последние 15 лет РФ в любой удобный момент блокирует украинские товары, и не только украинские. После революции 2014 года они неоднократно пользовались этим приемом. Сократился наш экспорт продуктов питания в РФ в 2 раза на последние два года. За этот год он сократился еще в 4 раза. Они уже заблокировали мясные продукты, молочные. Правительство оценило потери для Украины в 140-200 миллионов долларов. На мой взгляд, это адекватная оценка. Для понимания, в 2014 году весь экспорт из Украины составлял 50 миллиардов. Это для нас небольшие потери. На самом деле это все в пределах погрешности. У них особо не осталось того, что они могут урезать по экспорту из Украины. Россия своими действиями сама нас обрезала от постсоветского рынка сбыта. Это хорошо, ведь он политизированный, некачественный. Теперь у наших производителей есть стимул меняться.

Юрий Макаров: Может ли экспортер как-то разумно строить стратегию развития своего бизнеса, если он понимает, что в любой момент ему могут обрезать экспорт?

Павел Кухта: В том-то и дело, что на рынок России — нет. Предприятия, заинтересованные в торговли с Россией, способствовали появлению пророссийского лобби.

Анастасия Багалика: Какой смысл вводить эмбарго, если это особо не скажется на нас?

Павел Кухта: Это может быть внутренняя политика. Они любят громкие акции. Они уже вводили пару раз такие же вещи без особой огласки. Это не про экономику, это политические игры. У них нет экономики отдельно от политики.

Юрий Макаров: Означает ли это, что нас ожидает открытие рынка ЕС? Если мы подтянем стандарты, мы сможем выйти на этот рынок?

Павел Кухта: Да и нет. Это развитый и конкурентный рынок. Этот рынок открыт, но очень сложен. В последние годы мы наращиваем экспорт в Европу. Мы конкурентные, так как у нас дешевая рабочая сила, мы близко находимся. Половина сбыта аграрной продукции идет в Азию. Там нет никаких проблем.

Юрий Макаров: Какую продукцию мы экспортируем в Китай?

Павел Кухта: Молочные компании начали выходить в Китай. Зерновые мы в основном экспортируем на Ближний Восток.

Юрий Макаров: Требует ли выход на рынок ЕС принятия дополнительных стандартов?

Павел Кухта: Мы готовились в ассоциации с ЕС. Пусть не очень хорошо, но у нас уже второй год идет переход на эти стандарты.  Украина начинает перестраиваться на европейский рынок.

Юрий Макаров: Если сравнивать с тем, когда Польша выходила на западный рынок, мы можем провести аналогию?

Павел Кухта: Сначала выходили поляки, потто румыны. К ним приходили немецкие концерны и строили у них заводы. Это дешевая рабочая сила, это близость к Европе. Этот путь развития Украины. Когда появляется такая индустрия, она начинает требовать нормальных правил работы внутри страны. Они работают честно.

Анастасия Багалика: 1 января — это не только дата ввода эмбарго РФ, но и начало действия экономической части соглашения с ЭС. В чем мы ощутим больший эффект?

Павел Кухта: Мы его уже не ощутим. Мы ощутили его два года назад. Европейцы сняли свои квоты для нас еще после революции. Это длительный процесс переориентации на европейский рынок.

Анастасия Багалика: В Украине остаются предприятия, которые полностью ориентируются на работу с Россией?

Павел Кухта: Мне сложно назвать. Это был военно-промышленный комплекс. Сейчас этого нет.

Юрий Макаров: Есть люди, которые говорят, что наше будущее на мировых рынках — это наши черноземы. Другие говорят, что нужно продолжать заниматься сложным технологическим производством. Третьи говорят, что наши программисты самые лучшие. Где наше будущее?

Павел Кухта: В конечном счете, мы будем заниматься тем, что у нас выходит лучше всего. Нам нужно убрать преференции. Если мы наладим работу судов — четверть проблем уйдет. У нас общество плохо структурировано для развития экономики.

Анастасия Багалика: Глобальные потрясения из-за конфликта с Россией экономика уже пережила? Или еще будут они впереди?

Павел Кухта: Мы значительно снизили зависимость нашего рынка от рынка РФ. Если они двинут на нас танки, это будет потрясение, но это уже вне экономики.

Юрий Макаров: Регулирующую функцию нашего государства вы видите?

Павел Кухта: Например, в Японии — это «роботизированная нано-рука», у нас — это кувалда. Но нам, чтобы догонять развитые страны, кувалды более чем достаточно пока.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.