Слушать

Рыбачук: Да. Я тоже договаривался с бизнесменами о наполнении партийной кассы

01 июня 2016 - 16:34
FacebookTwitterGoogle+
Я могу утверждать, что в парламенте нет ни одной партии, которая не имеет или не имела финансовой поддержки влиятельных бизнес-групп, — сообщил экс-глава Секретариата Ющенко

Скандальную тему последних дней обсуждаем с руководителем ОО «Центр.UA» Олегом Рыбачуком. Он, кстати, механизмы партийного финансирования должен знать и изнутри — ибо был одним из ближайших соратников президента Ющенко.

Михаил Кукин: Темой дня у нас остается тема черной бухгалтерии «Партии Регионов», теперь мы понимаем, что и представители других партий вовлечены.

Олег Рыбачук: Для многих — это не тема дня, а кошмар жизни.

Михаил Кукин: Но у нас столько таких было уже — они запросто выходят сухими из воды.

Олег Рыбачук: Люди реально нервничают. Посмотрите на заявления некоторых политиков. Уже не выдержал наш непоколебимый радикал, очень патриотические движения.

На самом деле, то, что случилось в Украине, случилось не впервые. Но случилось оно в другой Украине. В той, где несколько другие граждане, с несколько другим гражданским обществом, другими настроениями и, мягко говоря, уровень терпения тоже существенно изменился.

Михаил Кукин: Мы не преувеличиваем роль фейсбучного и журналистского сообщества, бурлящего в Интернете? Может большинство граждан и этим не проймешь?

Олег Рыбачук: Тем, что вы назвали пронять, занимаются настоящие буйные. А у нас их достаточно. Политически буйный тяжеловес — Надя Савченко. Нужно анализировать и общую ситуацию. Мир требует от нас результатов борьбы с коррупцией. Для получения безвизового режима нужно показать эффективность работы антикоррупционных структур.

Вчера я был на прямом эфире, где главный редактор «УП» сказал, что Сергей Лещенко получил материалы несколько месяцев назад. Они не знали, что делать с этим. У меня была похожая ситуация во время Оранжевой Революции я опубликовал «пленки Рыбачука», которые мне передали СБУ-шники. Там была прослушка разговоров Медведчука и главных фальсификаторов тех выборов — братьев Клюевых.

Здесь Лещенко — уже опытный журналист. Это нормальная практика, когда через журналистов разные конкурирующие политические лагеря пытаются сбрасывать информацию.

Михаил Кукин: Это называется слив.

Олег Рыбачук: И этот слив нам, украинцам, нужен. Хуже всего, когда этот слив у власти кто-то контролирует.

Михаил Кукин: Но кто-то контролирует — откуда-то у Лещенко появилась эта книга.

Олег Рыбачук: Ответ был такой, что он получил по почте в конверте. Например, мне сотрудники СБУ передали эти записи. Там более-менее логично было сказано, почему сейчас. Вышел на публику генерал — экс-первый зампред СБУ. Но как будут себя вести система. Ляшко, «Свобода», заявления Костенко, депутатов «БПП». Пошел информационный шум. Но любая защита — посеять сомнения. Мы с вами не заинтересованы сеять скепсис среди украинцев. Нам важно добиться изменений, чтобы была ответственность людей, которые попали в этот список. И главное, мы очень заинтересованы, чтобы заработала новая система борьбы с коррупцией.

Михаил Кукин: Но в 2004-2005 тоже казалось, что есть критическая масса людей, заинтересованных изменить страну, но не получилось.

Олег Рыбачук: Тогда была задача сбросить режим Кучмы. Вся наша энергия, «Ющенко!», «Тимошенко!» было связано с тем, что эти люди придут к власти, а от них мы ожидали изменений.

На этом Майдане 54% — это аванс. Сейчас общество требует справедливости. Оно вооружено не только знаниями. Люди, которые погибли, которые воюют, требуют справедливости.

Михаил Кукин: Но давайте вспомним, что штаб Ющенко тоже финансировался черной кассой.

Олег Рыбачук: Поэтому и нужно говорить не о схеме финансирования «Партии Регионов», а схеме финансирования партии власти. Я занимался фандрейзингом, проводил политические переговоры, договаривался о суммах, а потом была система, чтобы не было коррупции. Тем не менее, да, это наличка. Об этом политолог Медведев писал статью, я ему рассказал, как и почему я этим занимался.

Ирина Ромалийская: Вы готовы понести за это уголовную ответственность?

Олег Рыбачук: За политические переговоры? Я это публично заявил.

Ирина Ромалийская: К вам после этого обращались правоохранительные органы?

Олег Рыбачук: Нет конечно. Это у нас отдельная песня. Но какие я сделал выводы? Почему мой центр и мои друзья активно лоббировали и добились закона о финансировании партий? Я же перешел в гражданское общество с вершин печерских пагорбов и прекрасно знаю эту систему. Она сейчас мало в чем изменилась. Делать вид, что это технология только «Партии Регионов» я бы не стал. У нас олигархическая система. Чтобы прийти в политику нужно иметь ресурс. Он сосредоточен в нескольких семьях. Отсюда и заявления Костенко, что он брал деньги не у «Партии Регионов» а у тех, кто финансировал ее в том числе.

Я могу утверждать, что в парламенте нет ни одной партии, которая не имеет или не имела финансовой поддержки этих влиятельных бизнес-групп.

Ирина Ромалийская: Как это работает? Вносятся деньги, кто их распределяет?

Олег Рыбачук: Штаб. Основная борьба в любой партии идет за то, кто будет фандрейзить. Когда «Наша Украина» — это было 11 партий, кроме того, что центральный штаб проводил переговоры, то и каждая партия потихоньку. Была ситуация, когда руководитель партии попал в парламент, но продал свое место бизнесмену. Все знали об этом. Квота — порочная практика. С этим можно бороться открытыми списками.

Михаил Кукин: Вы верите, что этот скандал может быть катализатором к изменениям?

Олег Рыбачук: Это последняя капля. Удержать систему старыми методами становится практически невозможно. Если мы найдем слова слушателям, точки, которые нужно изменить, построить диалог. Сможем создать партию нового типа — она должна быть.

Сейчас любое неличное голосование — всенародная новость. Раньше это пустой зал, 100 человек — норма. Когда я приходил на должность секретаря администрации Ющенко, мое первое требование к нему: декларация. Тогда его окружение считало, что он не должен этого делать.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.