С потерей Крыма вылов рыбы уменьшился с 236 до 91 тысяч тонн — Госрыбагентство

09 февраля 2016 - 18:03 243
Facebook Twitter Google+
Руководитель Госрыбагентства Ярема Ковалив делится планами развития отрасли и признается, что нет такого дня, когда он не встречается с проблемами

Андрей Куликов: Что происходит со стандартами в Госрыбагентстве?

Ярема Ковалив: Пытаемся перенять все самое лучшее, очень много общаемся с эстонцами, с Норвегией. Там есть положительный опыт внедрения передового регулирования в рыбной отрасли.

Нас интересует опыт иностранных государств в части рыболовного флота.

Наталка Соколенко: 16 апреля 2014 года 7 судов океанического флота, которые по квотам могли ловить рыбу, вышли в океан. За это время РФ аннексировала Крым. И возник вопрос, куда они вернутся. Как разрешилась эта история?

Ярема Ковалив: У нас пять океанических судов. 4 судна находятся в Новой Зеландии, одно судно находится у берегов Мавритании. Они там находятся с момента постройки. Два судна были построенные в 1991 году, одно в 1999 году, и два в 1997 году.

Они не только ловят рыбу, но и сразу ее замораживают. Это судна, которые вышли в плаванье. Они ловят рыбу в тех водах и возвращаются в порт.

Украина никогда не получала от них рыбу. Они постоянно находились в чьем-то управлении.

Андрей Куликов: А куда делся наш знаменитый при Советском Союзе китобойный флот?

Ярема Ковалив: Он отошел в управление частных лиц по различным схемам. У нас была самая большая китобойная флотилия в мире. Мы получили 234 океанических судна после распада Советского Союза.

Их продавали, списывали на металлолом.

Андрей Куликов: А что сейчас с промышленной ловлей рыбы в Азове?

Ярема Ковалив: Она идет, и достаточно хорошо. Судов стало меньше после аннексии Крыма.

Объемы улова в 2015 году выше, чем в предыдущие года. Мы поставили цель — максимально обелить количество вылова. Объемы, которые вылавливаются сейчас, значительно больше лимитов, которые устанавливает агентство рыбного хозяйства.

Наталка Соколенко: Для этого вводится сертификат происхождения рыбы? И что это за сертификат?

Ярема Ковалив: Это обязательство ложится на нас, так как мы должны свое законодательство гармонизировать с европейским. Это документ, который сопровождает рыбу с момента вылова до конечного потребителя. Это одна из составляющих, которая позволит сократить объем браконьерской рыбы.

Андрей Куликов: Какие проблемы в вашем хозяйстве в связи с потерей Крыма?

Ярема Ковалив: Мы потеряли значительную часть вылова рыбы. Он снизился с 236 тысяч тонн в 2013 году до 91 тысячи тонн в 2014 году.

Мы потеряли ряд имущества. В Керчи было учреждение, которое занималось изучением Мирового океана. Были порты, государственные предприятия.

Последний год мы боремся за то, чтобы оставить за собой хотя бы часть океанического и морского флота.

Наталка Соколенко: Заявлено, что Украина, впервые с 1997 года, получит прибыль от океанического рыболовецкого флота. Какие у вас дальше планы?

Ярема Ковалив: Океанический флот находится далеко, он не приносит выгоды для Украины, кроме денег. Люди не получают хорошую рыбу.

Эти деньги нужно использовать, чтобы выращивать рыбу в Украине. Мир уходит от вылова рыбы в диких условиях.

Ми приняли постановление, и теперь в аренду можно брать часть моря. Любое предприятие может арендовать часть моря, и разводить там рыбу.

Наталка Соколенко: А сколько раз за время работы вам хотелось бросить все и уйти?

Ярема Ковалив: Трудности возникают каждый день, но пока есть возможность работать. Хочется если уйти, то оставить за собой результат. Сейчас многое в процессе.

Для меня мотивация в том, что через 20 лет я смогу сказать детям, что я был причастен к развитию определенной сферы.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.