Слушать

«Самопомощи» не нужен Донбасс, — Наталья Веселова

07 октября 2017 - 15:57 847
Facebook Twitter Google+
Народный депутат Наталья Веселова в эфире Громадського радио прокомментировала свое исключение из фракции «Самопомощи»

Парламентская фракция объединения «Самопомощь» исключила из своих рядов депутата Наталью Веселову. Это произошло сразу после голосования за внесенный президентом законопроект о продлении действия особого статуса Донбасса. Вопреки консолидированной позиции фракции Веселова отдала свой голос «за» этот документ.

 

Михаил Кукин: Я так понимаю, это событие было ожидаемым, при этом вы не очень расстроены. Вчера я видел ваш пост в Фейсбуке, где были красноречивые фотографии и подпись: «отмечаем развод».

Наталья Веселова: Да, похоже на то. Знаете, мы с фракцией уже давно не сожительствуем, а мучаемся вместе. Были попытки примирения и попытки прийти к какому-то консенсусу по вопросам Донбасса, блокады, жителей неподконтрольных территорий и переселенцев.

В 2014 году, когда мы вместе шли в парламент, были определенные договоренности: мы подписывали какой-то меморандум, кодекс чести, правила поведения народных депутатов. Я — командный игрок и готова играть по правилам, когда они понятны и не меняются на ходу.

Если посмотреть на мои заявления, мою деятельность, которую я веду с 2014 года, они не менялись. Я всегда выступала за единую Украину, за то, чтобы отвоевать оккупированные земли и вернуть их в состав Украины. Вся моя работа направлена именно на это. Я работаю с гражданами Украины, которые пострадали в результате войны и боевых действий. Это абсолютно разные категории населения: участники АТО, переселенцы, люди, которые проживают в оккупации. Я живу этим и понимаю их проблемы. В то же время я работаю и с нашими международными партнерами, пытаюсь понять международный опыт: как урегулировали такие вопросы в тех странах, где происходили подобные ситуации и вооруженные конфликты. Складывая все это в единую картину, приблизительно вижу, как это должно быть и чего точно нельзя делать.

Политика, которую ведет фракция по отношению к Донбассу, из разряда того, чего не нужно делать

Михаил Кукин: Политика в поддержку блокады родилась не вчера и не месяц назад, это давняя политика, в том числе и фракции «Самопомощи». Почему конфликт разгорелся сейчас, после голосования за конкретный законопроект?

Наталья Веселова: Впервые о блокаде на фракции заговорили в 2015 году. Это идея фикс Семена Семенченко. Наверное, единственным оппонентом на фракции была я. Я объясняла: то, что предлагается сделать с Донбассом, — это не блокада.

Блокада — это изолирование от внешних связей. Как мы можем изолировать оккупированную территорию от внешних связей, если у нас открытая граница с РФ? Если мы делаем то, что предлагает Семенченко — блокируем Донбасс по линии фронта, прекращаем всякие социально-экономические связи — значит, мы изолируем эти территории от Украины. Тогда зачем мы за них боремся, если отдаем врагу, каким образом мы их потом вернем? Эти вопросы я и задавала на фракции.

Михаил Кукин: И тут вас активно обвиняли в том, что вы работаете на Ахметова, поскольку у него там предприятия.

Наталья Веселова: На кого я только не работаю! Единственное, что никто не говорит, куда идти за зарплатой. Но нужно оценивать по результатам работы. По итогам так называемой блокады можно сказать, что она сработала на руку РФ.

И тогда вопрос: на кого же я работаю? Мало того, если все так боролись с Ахметовым, то почему он не пострадал? Просто россияне переуступили ему часть акций на тех предприятиях, которые находятся на подконтрольной территории Украины, взамен того, что они отжали на неподконтрольной территории. Так, а где пострадавший Ахметов? Кто на него работал: я или те, кто устраивал блокаду?

Смотрим дальше. Мы покупаем уголь в США. Предприятие, которое поставляет уголь из США в Украину, с 2009 входит в состав Метинвест. Так Веселова или Семенченко работает на Ахметова? И кому идти к нему за зарплатой?

Михаил Кукин: Пытались ли вы на заседаниях фракции донести эти аргументы? Если это не получалось, то почему: какой-то политический интерес и противостояние по линии Садовой-Порошенко или в действиях фракции есть экономические интересы?

Наталья Веселова: Мне сложно сказать об экономических интересах, потому что я не принимала участие в обсуждении всех этих вопросов. На мои вопросы о том, зачем эта блокада, к чему она приведет, я не получала ответ с 2015 по 2017 год.

Если говорить, почему это делается, не рассматривая глубоко, получил ли кто-то экономическую выгоду, а рассудить как политики, у нас в стране существует проблема. Ни одна политическая сила не рассматривает граждан Украины как нацию, народ, а Украину — как государство. Все ориентируются на понятие «электорат».

Вот и «Самопомощь» точно так же решила для себя, что Донбасс — это не ее электорат. И это прослеживается в течение всех трех лет, с тех пор, как партия стала парламентской

Например, в Славянске ячейка «Самопомощи» возникла через две недели после освобождения города. Это был июль 2014. Кто-то им помог, приехал, поддержал? Представители «Самопомощи» приехали к ним впервые уже после того, как фракция появилась в горсовете Славянска. А как им было трудно, как фракция ставила палки в колеса, когда они пытались показать, что они не такие, что они не исповедуют идеалы «Партии регионов», что они действительно хотят что-то изменить в городе! Они сделали много работы, сделали горсовет открытым. И об этом никто не говорит. И «Самопомощи» это не нужно. Донбасс им не нужен. Они решили, что их электорат — это западная и центральная часть Украины.

Михаил Кукин: Я предлагаю послушать, что о вашем исключении из фракции думает сам лидер, Олег Березюк.

 

Михаил Кукин: Олег Березюк говорит, что причиной решения исключения ваше вступление в другую партию не стало. По-вашему, может, правильно с моральной точки зрения, если вы ушли в другую политическую силу, самой выйти из фракции, а не дожидаться, когда фракция вас исключит?

Наталья Веселова: Есть такое понятие «договориться на берегу». Так вот мы как раз договаривались на берегу, когда только входили в парламент, что будем возвращать  Донбасс в Украину, а не отрезать его и отдавать  врагу. Я как раз действовала в соответствии с теми договоренностями, которые были в самом начале в 2014.

Это потом начали возникать идеи перенести государственную границу на линию фронта. Это не то, о чем мы договаривались в 2014 году. Так, а кто тогда должен уйти из парламента? Я, которая не нарушала договоренности, или представители фракции, которые исповедуют сепаратизм. Это же сепаратизм, если предлагается отделить часть территории Украины, пусть и оккупированной, и отдать ее врагу. И сепаратизм не имеет прописки.

В 2015 году зарегистрировали законопроект Об оккупированных территориях. Я принимала участие в его разработке. Но все мои предложения, замечания были удалены из текста законопроекта. Меня никто не поставил в известность, что совместно нарабатываемый документ без моих предложений был зарегистрирован. Я выступила на фракции и задала вопрос: почему так сделали без моего ведома? Я занимаюсь этим вопросом, вносила предложения. Мне сказали: «так получилось». Это честно и демократично?

В тот момент я сказала: тогда я считаю, что вправе говорить то, что считаю нужным по отношению  к Донбассу, регистрировать свои законопроекты, как это делает фракция в обход меня. Все согласились с этим, никто не говорил, что это аморально.

В феврале 2016 года я вступила в партию «Сила людей». Я знакома с этой политической силой с 2013 года, когда они приезжали в Донецк. На тот момент я еще не собиралась быть политиком, не задумывалась о том, чтобы вступать в партию. Так получилось, что все это время 2014-2016 год представители этой партии были рядом и помогали мне. Когда я приняла решение, что мне нужно связывать судьбу с какой-то политической силой (правила фракции не запрещают вступать в другую политическую партию), я вступила в партию, сделала заявление, что я выбрала партию «Сила людей», потому что моя идеология совпадает.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.