Слушать

Сергей Тарута: С Донбассом должен говорить Донбасс

02 февраля 2017 - 21:25 1817
Facebook Twitter Google+
В Минской контактной группе должны быть представлены легитимные политики донбасского происхождения, — уверен экс-глава Донецкой ОГА, внефракционный народный депутат Сергей Тарута

Сергей Стуканов: В одном из своих интервью вы отметили, что Украина может сейчас предлагать ООН введение на Донбасс миротворцев, «голубых касок». Насколько, на ваш взгляд, это сейчас реально?

Сергей Тарута: Первое — мы можем отметить то, что существующие договоренности и форматы не работают. Ни Минские соглашения, ни ОБСЕ не обеспечивают прекращение столкновений, в которых погибают и мирные, и военные. Это означает, что надо предложить что-то другое.

Вчера появился уникальный шанс — Украина возглавила Совет Безопасности ООН, а это значит, что в течение месяца у нас есть возможность выйти с инициативой. Поэтому я предлагаю, чтобы президент страны вместе с Ельченко воспользовались этой ситуацией.

Более того, я также предложил, чтобы президент Порошенко срочно обратился ко всем лидерам стран, которые давали гарантию в отношении Будапештского меморандума — Америка, Англия, Россия, Франция и Китай потом присоединились — чтобы начать процедуру консультаций.

Сергей Стуканов: Россия, имея право вето в Совете Безопасности ООН, очевидно заблокирует эту инициативу?

Сергей Тарута: Дальше мы посмотрим, как себя будет вести Россия. Учитывая, что в Совете Безопасности сейчас находится новый посол, я думаю, она будет очень быстро давать всю информацию, которая происходит там. И думаю, что администрация президента будет также включаться в этот процесс, и пытаться его урегулировать.

Татьяна Курманова: Вы говорили, что разрешение конфликта на Донбассе возможно в течение 4-5 месяцев — каким образом вы это видите?

Сергей Тарута: Да, я считаю, что сейчас появилась уникальная возможность, с учетом того, что президентом Америки стал Трамп, а он человек, который будет пытаться достичь быстрого результата. Естественно, для американцев важной задачей стоит бороться с глобальными проблемами — ИГИЛ, который может угрожать безопасности всех демократических стран, в том числе Америки, и экономическое противостояние с Китаем.

В этой глобальной договоренности необходимо, чтобы Украина была субъектом, а не объектом

Россия не входит в перечень тех вопросов, которые до этого рассматривала предыдущая администрация, а это означает, что будут пытаться договариваться с Россией. И вот в этой глобальной договоренности необходимо, чтобы Украина была субъектом, а не объектом.

Сергей Стуканов: Вы отметили, что совершенно не работает Минский процесс. Каков шанс на данной волне включить США как активного переговорщика по урегулированию проблемы на Донбассе?

Сергей Тарута: Эта позиция будет зависеть не только от Америки, но и Франции, Германии и России. Но я хочу сказать, что Минский формат не работает не только от того, что сегодня там не участвует Америка, а потому что, к сожалению, та группа, которая была сформирована президентом, абсолютно нерабочая.

Еще два года назад, когда эта группа была сформирована, я сказал, что она обречена на неуспех. С одной стороны — бывший президент, с другой — боевики, абсолютно несимметрично.

Когда эта группа была сформирована, я сказал, что она обречена на неуспех. С одной стороны — бывший президент, с другой — боевики, абсолютно несимметрично

Необходимо было включить также представителей Донбасса, которые реально понимают, которые имели большую электоральную поддержку. Я был готов войти для того, чтобы мы реально каждый день занимались достижением мира. А сегодня политическая группа собирается время от времени, и есть очень большие претензии от международных организаций, что минский процесс затягивается, в том числе и по вине Украины.

Сергей Стуканов: Кто, на ваш взгляд, еще должен был войти в состав переговорщиков, и легитимно представлять Донецкую и Луганскую области?

Сергей Тарута: Точно не Кучма. Мы сразу же сделали несимметричный формат, подняли статус боевиков — это была большая ошибка. Поэтому естественно было нужно опустить на уровень ниже переговорщиков. В принципе, туда должен был войти Лукьянченко, мэр Донецка, за которого голосовало подавляющее большинство, туда мог бы войти Клеп, за него тоже проголосовало огромное количество горловчан. Возможно, и Звягильского, который давно для многих в Донбассе ассоциируется, как авторитетный человек.

Сергей Стуканов: Перечисленные вами люди ассоциируются, в том числе с теми, кто не воспрепятствовал попаданию Донецка под влияние Российской Федерации весной 2014 года. Вы согласны с таким утверждением?

Сергей Тарута: Если они уехали оттуда, а не остались. Подавляющее большинство, которое голосовало за этих людей, до сих пор живет там. Переговоры велись бы совершенно по-другому. Этот Захарченко, кто он там был, где-то занимался паркингом на каком-то рынке. Ему было бы очень сложно оппонировать к человеку, который получал большинство электоральной поддержки, и уровень которого гораздо выше.

Сергей Стуканов: Бывшие мэры Донецка, Горловки уже 2,5 года вне активной политики. Кто сегодня мог бы включиться, чтобы действительно полноценно представлять украинские Донецк и Луганск?

Сергей Тарута: Есть разные конфигурации. В ближайшее время я хочу анонсировать свой план, как я это вижу. Минская группа должна быть заинтересована кровью, желанием, потому что у них там остались и свои дома, и огромное количество родственников, и много связей. Конечно же, их каждую минуту волнует возвращение на ту территорию, которую мы должны вернуть.

Донбасс должен говорить с Донбассом

Естественно, кто больше всех заинтересован — те, кто там живет. Поэтому нужно было просто делегировать от администрации на уровне начальников отделов или того, кого выбрал бы президент, но совместно с Донбассом. Донбасс должен говорить с Донбассом. А так получается, с одной стороны самозваные представители Донбасса, которые никогда не были представителями Донбасса, это маргинальные слои, которые ничего не понимают, с автоматами захватившие власть. С другой стороны, у нас нету симметрично представителей Донбасса.

Татьяна Курманова: Предприятия корпорации «Индустриальный Союз Донбасса» находятся на оккупированной территории. Как сейчас блокада повлияла на их работу?

Сергей Тарута: К сожалению, к «Индустриальному Союзу Донбасса» я сейчас не имею никакого отношения, мои акции были арестованы. Но я общаюсь со многими, кто еще работает в корпорации — ситуация катастрофическая, практически восемь месяцев предприятия не работали, и платили сотрудникам для того, чтобы они не грабили. Через восемь месяцев запустили, но, насколько я знаю, сейчас работает только 20-25% мощностей. Естественно, ни о каких заработках речь не идет, и предприятие становится добычей, чтобы его резали и грабили.

Татьяна Курманова: Вы отслеживаете судьбу вашего имущества в Крыму, например, комплекс «Айвазовский»?

Сергей Тарута: Не отслеживаю. Оно национализировано, там заблокированы какие-либо контакты. Более того, все, кто работал раньше в команде, были уволены, сейчас там новый менеджмент, и я не знаю, что там происходит.

Татьяна Курманова: И не планируете в международных судах отстаивать свои права?

Сергей Тарута: Мы сейчас занимаемся, подали в Европейский суд, но это же очень долгая процедура. Более того, мы знаем, выиграны большие иски Ходорковского против российского правительства, но они, к сожалению, не доведены до реальной реализации.

Татьяна Курманова: Некоторые СМИ пишут о ваших президентских амбициях. Как вы это прокомментируете?

Если бы у меня были президентские амбиции, я бы уже давно имел политическую партию

Сергей Тарута: Если бы у меня были президентские амбиции, то я бы уже давно имел политическую партию, потому что через партию можно достигать результата. Я не вижу, что парламент, президент способны стабилизировать страну, и чтобы она дальше имела реальный экономический рост. Поэтому сегодня каждому конечно же нужно брать ответственность на себя.

Сергей Стуканов: Кто из сегодняшних политиков смог бы потянуть эту ношу, в отличии от Порошенко?

Сергей Тарута: Я считаю, что нам нужно убрать институт президентства в сегодняшней конфигурации. Нужно больше делегировать полномочия парламенту, только не этому парламенту, а новому. Нам нужно изменить избирательное законодательство, после этого сформировать новый парламент, он правительство. Правительство не должно быть политическим, а только профессиональным.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.