Шелковый путь – шанс Украины укрепить международные позиции, – эксперт

08 декабря 2015 - 21:02
FacebookTwitterGoogle+
От того, сможет ли Украина использовать свой транзитный потенциал, будет зависеть получим ли мы доступ к фонду проекта на 40 миллиардов долларов, – считает экономист Вадим Перебийнос

Аналитик Центра международных исследрваний Евгений Ярошенко уверен, что  «шелковый путь» может быть дополняющей к стратегии европейской интеграции Украины, в свою очередь Китай, ЕС и Россия будут больше заинтересованы в сотрудничестве вокруг Украины. 

Вадим Перебийнис: Я думаю, что проект гораздо более масштабен, чем мы о нем можем говорить, поскольку даже на сегодня около 60-ти государств уже заявили о том, что они заинтересованы принимать участие в этом проекте. Украина, к сожалению, на сегодня не настолько активна, когда можно было бы говорить, что один из маршрутов транспортных будет проходить через территорию страны. Потому что есть альтернативные маршруты, которые утверждаются, подкрепляются двусторонними соглашениями и которые непосредственно привлекают инвестиции Китая. На сегодня таких инвестиций со стороны Китая в украинские проекты нет. Можно говорить о том, что транспортные потоки, которые проходят из Китая севернее, могут проходить и через Казахстан, и через Россию и следовать в Западную Европу. Есть альтернативные пути, которые могут проходить через Турцию, Грузию, Азербайджан. Насколько Украина сможет показать свою привлекательность и суметь использовать свой транзитный потенциал и убедить китайскую сторону, что этот путь будет экономически и логистически выгоден, будет зависеть от того, насколько она будет успешна. Потому что можно говорить, что участие Украины в этом проекте может быть минимальным. Но надеемся, что будет результат положительнее.

Опрос не только, будет ли проходить одна из веток транспортного потока через Украину, а насколько она будет использована. Либо это будет с использованием морских портов, того же Одесского, либо это будет сухопутный путь через Казахстан и далее.

Елена Лысенко: У нас преимущество перед другими странами?

Вадим Перебийнис: У нас есть преимущества, которые связаны с тем, что путь будет более прямой и соответственно, те расходы, которые нужны для транспортировки товаров, будут минимизированы.

Евгения Гончарук: Евгений, а громкая фраза «в обход России»это имиджевый удар?

Евгения Ярошенко: В обход России только несколько центральных ниток «шелкового пути». Ведь есть как минимум два магистральных направления: новый Евразийский мост, который идет через Казахстан, и Северный путь – непосредственно через Монголию и далее по территории России идет в Беларусь, и там уже через Польшу – в страны западной Европы. Поэтому Россия – огромная транзитная страна. Очень трудно и нерентабельно будет ее обойти. Чего не скажешь про Украину. Природой дан богатый географический потенциал, чтобы играть осевую роль в транзитных маршрутах. Однако интерес Украины и Китая к «шелковому пути», к сожалению, не симметричен. Украинская сторона проявляет недостаточное внимание. Неохотно желает привлечь китайских инвесторов к модернизации тех же черноморских портов. В итоге такая политика приводит к тому, что Украина отодвигается на периферию важных путей, которые соединяют экономический полюс ЕС и Китай. Но дело еще и в коррупции, работе таможенной службы, пограничников и так далее, которые создают неблагоприятный климат для того, чтобы Украина выигрывала транзитом. Большинство проблем находятся внутри Украины.

Евгения Гончарук: Вадим, что нужно улучшить, чтобы получить как можно больше товаропотока через Украину?

Вадим Перебийнис: Если говорить языком цифр, то товарооборот с Китаем в прошлом году составил чуть больше 8 миллиардов долларов. Мы сегодня имеем дефицит товарооборота на уровне где-то полутора миллиардов. У нас импорт превышает экспорт. Наверное, ситуация не складывается в пользу Украины с точки зрения увеличения инвестиционного и торгового сотрудничества. Потому что, если мы будем говорить об инвестициях, то они составили где-то более 200 миллионов. Эта цифра очень маленькая. Тогда как в Европу или США направляется более триллиона. Говорить о том, что Украина сегодня является привлекательной… Да, она привлекательна с точки зрения перспективы, но, возможно, не настолько с точки зрения тех реалий, которые мы имеем. Потому что если брать за основу возможности, которые у нас открываются в рамках реализации «шелкового пути», то за первые полгода этого года Китай инвестировал более 7 миллиардов долларов в 48 государств, которые заявили об интересе участия в этом проекте. Таких инвестиций на сегодня у Украины нет.

Евгения Гончарук: А по поводу политических бонусов, какие они могут быть?

Евгений Ярошенко: Во-первых, это может быть дополняющей к стратегии европейской интеграции Украины, это снизит ценность Украины как объекта для игры с нулевой суммой. Это значит, что и Китай, и ЕС, и Россия будут больше заинтересованы в сотрудничестве вокруг Украины, а не рассматривать ее как рудимент геополитического разлома, который мы получили в наследие от холодной войны. И таким образом задача максимум состоит в том, чтобы использовать транзитный потенциал как инструмент укрепления международных позиций Украины. «Шелковый путь» является таким шансом.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.