Шоковую ситуацию нужно пережить, к ней нельзя адаптироваться, — психолог

24 января 2016 - 23:02
FacebookTwitterGoogle+
Психолог «Восток-SOS» Татьяна Пашко рассказывает о том, как военный конфликт и обстрелы отражаются на состоянии людей их переживших и об адаптации переселенцев на новых местах

Валентина Троян: Как адаптироваться тем людям, которые пережили обстрелы?

Татьяна Пашко: Пережить, другого способа нет. Адаптироваться к таким событиям невозможно. Даже если это будет происходить постоянно, человеческая психика будет реагировать каждый раз одинаково — шоковой реакцией. Поэтому только пережить.

Алексей Бурлаков: Сегодня мы вспоминаем события, происшедшие в Мариуполе год назад. В одной части города были только слышны взрывы, в другой — люди видели все своими глазами. То есть половина города была в войне, другая — нет. Какой-то диссонанс будет в головах жителей этого города?

Татьяна Пашко: У нас вся страна живет так. Полстраны побывали в войне, пол — нет. И та часть, которая, к счастью, не побывала в войне, она все равно в ней живет. Реакции может не такие острые, но все равно информация распространяется. Есть влияние СМИ, есть паника, которая распространяется очень быстро. Поэтому даже те, кто не пострадал там, они как соучастники все равно переживают о последствиях. Особенно, если пострадали знакомые и родственники.

Алексей Бурлаков: Первая реакция людей на обстрел у всех разная. Я слышал, что люди плачут и входят в ступор, а есть, наоборот — более активная деятельность.

Татьяна Пашко: Есть еще более разнообразная реакция на шоковую ситуации. У большинства людей — это дезорганизация. Они начинают плакать. И это абсолютно нормально. А есть люди, которые в такой ситуации уходят в действие — кому-то помогают, занимаются профессиональным дело. И это помогает справиться со страхом.

Переключаются с помощью других чувств — долг, ответственность, «надо». Человек заражается больше этими эмоциями, тогда шоковая реакция уходит. Все зависит от людей.

Валентина Троян. Сегодня происходило у вас мероприятие для подростков. На что оно было направлено?

Татьяна Пашко: «Восток-SOS» уже заканчивает проект, который начался в октябре, направленный на социальную адаптацию и интеграцию временно перемещенных лиц. Основная цель проекта — это помочь переселенцам влиться в обычную жизнь, но на новом месте. Влиться в громаду, занять какое-то место и какую-то позицию. А для того, чтобы это смогли сделать переселенцы, им нужно помочь найти себя.

Одно из направлений — работа с подростками. Они наиболее нестабильные. Уже не дети, но еще не взрослые. Они очень уязвимы в этом возрасте, подвержены воздействию окружающей среды и, кроме всего, — достаточно тревожны. Наша работа заключается в том, чтобы разъяснить им, что происходит.

Валентина Троян: А разве этим не родители должны заниматься?

Татьяна Пашко: В некоторых семьях подросткам объясняют ситуацию, в других — об этом принято молчать. И такие подростки попадают под угрозу того, что на них повлияет информация, которую они не смогут обработать

Валентина Троян: По вашему общению с подростками. У них есть интерес к этой теме, что происходит на востоке?

Татьяна Пашко: Он не настолько острый, как у взрослых, но интерес есть. Они размышляют на тему справедливости, жизни и смерти, безопасности. Это не очень характерно для подросткового возраста, их сфера интересов совсем в другом. Но тем не менее, в среде, в которой они находятся, не может ими не быть замечена.

Валентина Троян: А подростки вам рассказывали, что их дискриминируют из-за того, что они с востока?

Татьяна Пашко: От подростков не слышала, скорее от детей, которые младше. Это начальное звено — 3-5 класс.

Маленькие дети более подвержены мнению родителей: что услышали, то и повторили. У подростков все-таки есть свой взгляд и зачастую им нужно, чтобы их мнение отличалось от родителей.

С любыми детьми нужно вести разговор.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.