Ситуация в ПАСЕ заставляет власть РФ нервничать, — российский политолог

25 января 2016 - 20:52
FacebookTwitterGoogle+
Россия оказалась в очень сложной экономической ситуации. Поэтому для снятия санкций Кремль будет делать все что угодно, делится мнением Павел Мезерин

Каково сегодня положение дел внутри Российской Федерации, с чем связана примирительная риторика Кремля касательно Украины и как эта ситуация может повлиять на перспективы реализации Минских соглашений? Об этом беседуем с политологом из Санкт-Петербурга Павлом Мезериным, который уже два года живет в Украине.

Сергей Стуканов: Вы разделяете оптимизм президента Порошенко, когда он на встрече с журналистами говорил о том, что 2016 год должен стать годом разрешения проблемы по крайней мере оккупированного Донбасса?

Павел Мезерин: Петру Порошенко деваться некуда, он должен делать то, что должен делать. Минские соглашения подписаны, и Украина должна выполнять взятые на себя обязательства. Это не просто. Но надо понимать, что Запад очень следит за выполнением Минских соглашений. Для них все очень просто: кто Минские соглашения выполняет, тот выполняет закон, и те ребята хорошие. Кто не выполняет — те ребята плохие. Украине некуда деваться. Нужно стремиться показать Западу, что мы украинцы хорошие ребята, придерживаемся закона.

Сергей Стуканов: Министр экономики Франции в Москве на встрече с французскими фирмами и предприятиями, которые работают в России, высказал надежду на то, что можно будет уже в середине лета отменить часть санкций, которые вызваны в связи с Минскими соглашениями. На сколько Парижу хочется снять с России санкции? С чем это связано?

Павел Мезерин: Парижу хочется. И не только Парижу. Действительно, на Западе многие другие влиятельные экономические круги пытаются добиться их снятия. На самом серьезном уровне пытаются влиять на свои правительства. Но, конечно, никакой отмены санкций не будет. Легче к лету не станет. Ни на какие серьезные уступки Украина не пойдет, и никакого серьезного прорыва по Минским соглашениям в этом году не будет.

Сергей Стуканов: То есть в ближайшее время Украина не будет принимать никаких конституционных изменений в части особого порядка самоуправления на отдельных территориях Донецкой и Луганской областей?

Павел Мезерин: Уже сейчас очевидно, что при нынешнем составе Верховной Рады этого сделать не получится. Точку в этом поставил премьер-министр Яценюк, который озвучил свою точку зрения относительно референдума. Совершенно очевидно, что во втором чтении тот закон, который был принят в первом, об особом положении организации местного самоуправления на Донбассе, этой ВР принят не будет.

Сергей Стуканов: Россия активно создает видимость некоторой уступчивости как раз в реализации Минских соглашений. Вчера звучала информация о том, что вроде как готовы сменить так называемых лидеров «ЛНР» и «ДНР». Это так создается видимость для стран Запада?

Павел Мезерин: Шило на мыло они поменять могут. А видимость — это, конечно, для стран Запада. Россия оказалась в очень сложной экономической ситуации. Цены на нефть марки Brent составляют 31 доллар за баррель, на прошлой неделе была 27 долларов. В бюджете РФ заложено 50 за баррель. И не так страшны низкие цены на нефть, как страшна их «химическая» реакция с санкциями. Поэтому для снятия санкций Кремль будет делать все что угодно.

Сергей Стуканов: Практически два года тема Крыма оставалась в тени темы Донбасса. Однако Порошенко уже дважды в этом году говорил об активизации переговорного процесса. О том, что нужно создать формат «Женева плюс», который ведет ЕС, США, а также подписанты Будапештского меморандума. А мы знаем о том, что Россия была как раз его подписантом. Удастся ли вовлечь Россию в обсуждения именно судьбы Крыма. Или же Россия будет упираться?

Павел Мезерин: Нет, не будет упираться. Наоборот, будет делать вид, что готова к разным видам переговоров. Нужно понимать, что Россия завтра не распадется. И Донбасс и Крым — это ситуация на годы. На годы дипломатической войны. А дипломатическая война — это переговоры и выторговывания для себя максимально сильной позиции на этих переговорах. Поэтому я прекрасно понимаю и президента Порошенко, ему деваться некуда, он будет вести эти переговоры. Потому что если он отстранится, он отстранится от проблематики Крыма и его потенциального возвращения в Украину.

Ольга Веснянка: Сейчас в Страсбурге открывается сессия ПАСЕ без официальной российской делегации. Россия решила не участвовать из-за того, что не имеет на определенное время полномочий голосовать, только присутствовать. Как вы расцениваете эту ситуацию? На что это повлияет?

Павел Мезерин: Очень болезненно воспринимают в России поражение российской дипломатии, особенно публичные. Надо понимать, что европейские представительные органы — это не то же самое, что и правительство. Если исполнительная власть занимается исполнением пожеланий экономической элиты своей страны, то представительные органы власти режут правду-матку. И вот здесь на поле открытой информации российская власть абсолютно проигрывает.

Ольга Веснянка: А по каким приметам вы делаете такие выводы? Из чего это очевидно?

Павел Мезерин: В России постоянная истерика о том, что Европа им не указ, а ПАСЕ чуть ли не не вполне легитимный орган. Я, вращаясь в кругах, знаю насколько нервно ведут себя в Страсбурге представители российских делегаций. Насколько доходит в коридорах до нецензурных перепалок, особенно с бывшими братьями по соцлагерю.

Сергей Стуканов: Давайте поговорим о скандальной истории причастия Путина к убийству Литвиненко. Чем это может быть чревато для президента России?

Павел Мезерин: Это очередной шаг в типично британском стиле. Британская правовая система уже несколько столетий показывает пример беспристрастного правосудия. И если Великобритания может ударить по всем частям тела путинской империи, то это с башни права. Именно потому что авторитет британского правосудия высок как ни у кого другого в мире, это особенно болезненно воспринимается в Кремле. Если бы такого уровня были обвинения из Франции или Италии, вы понимаете какая бы риторика была бы в Москве.

Ольга Веснянка: Вы уже около 2 лет проживаете в Украине. Встречались ли вы с враждебным отношением к себе как к россиянину или наоборот?

Павел Мезерин: С излишне дружелюбным отношением встречался. С откровенно враждебным не приходилось. Я живу то в Киеве, то во Львове. В условиях агрессии России в Украине сложно рассчитывать на дружелюбный прием.

Ольга Веснянка: Что за ситуация вокруг флешмобов в поддержку или наоборот против Кадырова? С чем это связано и кто инициировал?

Павел Мезерин: Это связано с тем, что Рамзан Кадыров прошел точку невозврата. Он нажил себе такое количество врагов в российской элите, и в первую очередь среди силовиков, что обратный путь у него или Чечня, или тюрьма и смерть. Да, он делает ставки на повышение. У него сейчас выход один — показать себя политиком федеративного уровня. Как только он оступится, его тут же «укатают».

Ольга Веснянка: Есть разная информация по Марку Фейгину. Например, что Фейгин участвовал на Балканах в русских группировках. Не является ли фейковой такая защита некоторых российских адвокатов украинских узников Савченко, Сенцова и других?

Павел Мезерин: Нет, совершенно очевидно, что это фейковая информация. Я могу с большой долей вероятности сказать, что все эти фейки идут с российской стороны, чтобы очернить ту адвокатскую среду, которая занимается защитой неугодных нынешнему режиму российской власти. Я вижу, что защита этих адвокатов искренняя на эмоциональном уровне. И к тому же Фейгин большой профессионал. И адвокатов его уровня очень немного.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.