Скандал вокруг НАБУ обусловлен бестолковостью законодательства, — Вакаров

06 августа 2016 - 16:00 279
Facebook Twitter Google+
Резонансные обыски офиса Национального антикоррупционного бюро следователями Генпрокуратуры, длившиеся весь вчерашний день, обсудим с экспертом по антикоррупционной политике Василием Вакаровым,

Василий Вакаров был заместителем главы Центра противодействия коррупции

Михаил Кукин: Почему вы ушли из Центра?

Василий Вакаров: В каждой организации существует определенная идеология, и те вещи, которые я отслеживаю и высказываю, последнее время не отражали точку зрению Центра. И чтобы не возник конфликт интересов дальше, я принял решение уйти.

Михаил Кукин: Что значит — не отражает точку зрения? Борьба с коррупцией либо есть, либо нет.

Василий Вакаров: С моей точки зрения, в нашей стране борьбы с коррупцией вообще нет.

Дело в том, что страна готовится к выборам, и команда, к которой я принадлежал, определилась под некую политическую структуру, а я не хочу участвовать ни в какой политической деятельности.

Я ушел, чтобы продолжать свою деятельность, расследования, отстаивать свою точку зрения.

Михаил Кукин: Куда вы ушли?

Василий Вакаров: Вчера начался конкурс в одной новой общественной организации, и я подал свою кандидатуру. Пока я независимый эксперт.

Михаил Кукин: Давайте перейдем к обыскам в НАБУ. Что это было? И стоит ли ждать продолжения?

Василий Вакаров: Чтобы сложить всю мозаику, нужно рассмотреть отдельные ее детали. Вчера сотрудники ГПУ провели обыск на территории НАБУ. Делали это следователи прокуратуры по решению суда в рамках уголовного производства о незаконном прослушивании телефона некоего гражданина Украины, который не является фигурантом уголовного производства НАБУ.

Михаил Кукин: У нас есть небольшой фрагмент записи со вчерашней пресс-конференции генпрокурора Украины Юрия Луценко, который объяснял, что происходит.

Это он говорил днем, а вечером на своей страничке в Facebook Юрий Витальевич написал, что обыск уже закончен, а исходя из предварительной информации интересно будет посмотреть на кульбит агрессивных обвинителей ГПУ, когда следствие ГПУ официально установит не работника НАБУ.

Любители конспиралогических теорий скажут, что просто договорились.

Василий Вакаров: НАБУ — как здравомыслящий здоровый человек, но слепой и глухой, а глазами и ушами его есть СБУ. Поскольку у НАБУ нет функций и права совершать действия наружного наблюдения, технического съема информации и т. д.

Смотрите, детектив НАБУ выносит некое решение, с ним идет к процессуальному руководителю в прокуратуру, потом они идут к следователю-судье, который дает разрешение на «наружку». То есть у НАБУ нет нужных инструментов.

Но месяц тому назад властью была анонсирована реформа силового блока и блока безопасности, то есть реформирование СБУ. И эту функцию оперативного слежения и «прослушки» хотят передать НАБУ. А функцию следствия отдать в новообразующуюся структуру — государственное бюро расследований. А кто же хочет отдать бразды правления?

Есть конфликт между СБУ, НАБУ и прокуратурой. Это конфликт за власть — кто же будут управлять «наружкой», прослушкой?

Еще одна часть мозаики — законодательство. В законе о противодействии коррупции четко определены органы, которые этим занимаются. Это национальная полиция, НАБУ, прокуратура в лице САПа. СБУ там нет. Но в законе о СБУ есть норма, которая говорит, что эта служба занимается борьбой с коррупцией. Вот коллизия.

Вот вся мозаика — тут нормативная коллизия, тут конфликт интересов, тут внутренняя борьба.

Михаил Кукин: Неужели этого не видели раньше, когда создавалась НАБУ? Почему у нас сначала создается структура, а под нее придумываются полномочия?

Василий Вакаров: Еще во время только обсуждения закона о НАБУ было несколько групп, которые пытались внести или снять одну единственную норму: какие преступления должны расследовать Антикоррупционное бюро? Какие должностные лица должны попадать в сферу внимания? Какими ущербам будет заниматься НАБУ?

Алексей Бурлаков: Что это за группы?

Василий Вакаров: Было около 6 групп: Пашинского, Шимкива, группа Transparency International, и была еще одна группа от администрации президента. И эти группы пытались понять, под какую структуру этот проект закона будет выписан.

На последнем этапе обсуждения этого закона появился Чумак, и всем стало понятно, что закон о НАБУ писался под Чумака.

В этой борьбе выхолостили функциональные вещи. И одна из них — функции наружного наблюдения.

Михаил Кукин: Я предлагаю вернуться к тому судебному решению. Вчера вечером наши коллеги в рамках программы «Громадська хвиля» дозвонились до пресс-секретаря НАБУ Дарины Манжуры и записали ее комментарий после обысков, и она также упоминает об этом судебном решении.

Василий Вакаров: Госпожа Манжурова правильно сказала, что НАБУ имеет право защищать свои права и законы. Но почему тогда НАБУ не пошло в апелляционный суд и не опротестовало это решение суда? Ведь если бы апелляционным судом было бы вынесено решение, которое бы отменило предыдущие, то ничего бы не было.

В заключение хочу сказать, с точки зрения общества мне было бы интересно, будет ли продемонстрирована обществу эта якобы незаконная «прослушка» против некоего лица? Если уже общественность вовлечена в эту разборку, то, пожалуйста, демонстрируйте, о ком идет речь.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.