Слушать

Со стороны России было больше 400 обстрелов тяжелой артиллерии, — Слободян

23 мая 2016 - 16:25
FacebookTwitterGoogle+
О жизни украинских пограничников в зоне АТО и восстановлении целостности украинской границы рассказывает помощник главы и пресс-секретарь Госпогранслужбы Олег Слободян

12.00oleg_slobodyan_aleksandr_dryz.jpg

Александр Дриз, Олег Слободян // «Громадське радио»
Александр Дриз, Олег Слободян

Также обсуждаем фильм о боевых действиях на Востоке Украины «Война на нулевом километре» с директором международного продюсерского центра «Форпост» Александром Дризем.

Дмитрий Тузов: Что сейчас происходит на Востоке? В результате обстрела Авдеевки опять есть потери среди наших пограничников?

Олег Слободян: Так, кількість обстрілів не зменшується. Контрольні пункти в’їзду-виїзду, блокпости дорожніх коридорів, де є наша прикордонна служба, впродовж тижня вже чотири рази обстрілювались. Минулої ночі використовували і снайперську зброю.

Валентина Троян: А что происходит на пункте Золотое?

Олег Слободян: К сожалению, там сейчас ничего не происходит. 31 марта мы его открыли, но он до сих пор не функционирует. Пункт открыт, все контрольные службы на месте, но боевики не осуществляют пропуск в этом месте. Есть предположение, что у них там техника и боевые склады.

Дмитрий Тузов: Минские соглашения означают восстановление контроля Украины над всей границей. Это может произойти? Готовы ли украинские пограничники взять этот контроль?

Олег Слободян: Если бы мы в это не верили, то вся сегодняшняя деятельность не имела бы смысла. Мы верим, что целостность Украины будет восстановлена в кратчайшее время. Мы готовы взять контроль, но это задача не только госпогранслужбы. Это возможно осуществить совместно с вооруженными силами Украины и представителями международных миссий.

Валентина Троян: На днях комитет верховной рады по иностранным делам поддержал законопроект об отмене соглашения между Украиной и Россией о порядке пересечения украинско-российской государственной границы жителями приграничных территорий. Какие последствия это имеет для жителей?

Олег Слободян: Это никак не повлияет на жизнь тех, кто там проживает. Это решение касается только семи местных пунктов пропуска, трафик на которых и так упал в 5-6 раз. То есть принципиальных сложностей не будет.

Дмитрий Тузов: О проекте «Стена» сейчас стали гораздо меньше говорить. Как вы его оцениваете?

Олег Слободян: Проблема защищенности границы всегда номер один. К сожалению, долгое время руководство нашего государства не уделяло этому должного внимания. Сейчас проект реализовывается, но замедлился. Пока финансирование осуществляется в не полном объеме.

Дмитрий Тузов: На сколько эффективна «Стена» — это забор и ров?

Олег Слободян: Не только. Это несколько линий инженерных, фортификационных сооружений, наблюдательная линия, линия огневого прикрытия. Они достаточно растянуты от границы и дают полную видимость, позволяют вовремя среагировать. В случае реализации комплекс даст возможность полностью прикрыть наши рубежи.

Дмитрий Тузов: Проект будет продолжаться?

Олег Слободян: Проект «Стена» будет продолжаться по всей линии.

Валентина Троян: Многие люди уже освоили эти земли, посадили огороды?

Олег Слободян: На данный момент уже есть комплекс решений этих вопросов. По Черниговской и Харьковской областях 80% земель была роздана в частные руки. В 2015 году по каждому земельному участку вопрос решали в частном порядке, чтобы удовлетворить обе стороны.

Дмитрий Тузов: Сейчас часто говорят о потоке контрабандных товаров, в том числе и через Харьковскую область?

Олег Слободян: Есть много тем, которые подогреваются из-за частных политических интересов. О каждом конкретном факте надо говорить предметно. Госпогранслужба делает все возможное в своей компетенции, чтобы контрабанды не было на всех участках.

Валентина Троян: «Война на нулевом километре» — документальный или художественный фильм?

Александр Дриз: Кто-то называет его художественно-документальным. Это жанр докудрамы. Фильм полностью основан на реальных событиях, мы используем много хроник, снятых самими бойцами и приграничными журналистами.

Дмитрий Тузов: Фильм описывает события от самого начала агрессии?

Александр Дриз: Да, с самого начала, Марьинка, Довжанский, Изварино. В действительности, никто не ожидал, что именно россияне будут проводить такую агрессию, с использованием «градов». В фильме показано как это было.

Дмитрий Тузов: Сами обстрелы тоже показаны? Акцентируется ли внимание на России?

Александр Дриз: Да, обстрелы показаны. Конечно, на этом делается акцент. Есть фрагмент с Довжанского, где офицер точно показывает откуда летят снаряды. Четко слышно, как со стороны России делается залп и снаряд разрывается на нашем контрольном пункте.

В 2014 году пограничники подверглись 796 обстрелам

В 2014 году пограничники подверглись 796 обстрелам, из них более четырехсот — это обстрелы из тяжелого артиллерийского вооружения. Практически все из этих четырехсот — со стороны Российской федерации.

Валентина Троян: Будет ли информация о расследовании этих обстрелов?

Александр Дриз: Задача фильма не в этом. Мы хотим показать героев-пограничников.

Валентина Троян: Это актеры или реальные пограничники?

Александр Дриз: Реальные. Но постановочные сцены с ними снимались. Съемки были на всех пограничных объектах. Сюжет и боевой, и лирический.

Дмитрий Тузов: Сколько пограничников погибло?

Олег Слободян: За время антитеррористической операции и российской агрессии погибло 67 пограничников, местонахождение пяти еще устанавливаем. 407 человек получили ранения разной сложности.

Валентина Троян: Когда можно посмотреть фильм?

Олег Слободян: Мы планируем предпремьерный показ около дня пограничника 28 мая.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.