В Киеве прошла антивоенная передвижная акция НЕ МИР

В городах Украины и России проходит антивоенная передвижная акция под названием НЕ МИР

Как киевляне реагировали на необычные перформансы? Об этом говорим с координатором фестиваля НЕ МИР в Киеве Натальей Целюбой, художницами Антониной Мельник и Александрой Орловой, а также участницей швейного кооператива «Швемы» Марией Лукьяновой.

Дмитрий Тузов: НЕ МИР — почему такое название?

Наталья Целюба: В этом есть определенная игра смыслов. Моя интерпретация такова, что состояние тихого, не констатированного военного конфликта — это не «война», а «не мир».

Ирина Сампан: Акция НЕ МИР была основана в Петербурге.

Мария Лукьянова: Первый НЕ МИР прошел в декабре прошлого года. Мы хотели сделать выставку-митинг. Митинг нам трижды не согласовали, и мы вышли на передвижную выставку. Сначала акция прошла в Петербурге и Москве, потом — в Вильнюсе, Минске и Риге. Формат выставки всегда диктовался локацией.

Дмитрий Тузов: Что вы показываете? Как это происходит?

Антонина Мельник: В Петербурге были представлены работы разных художников из практически всех постсоветских стран на антивоенную тематику.

Наталья Целюба: Каждый участник мог прислать свои работы в любом формате.

Антонина Мельник: Изначально мы планировали проведение статичной выставки, на которой можно показать и видео материалы, и пьесы. Так как статичную выставку не согласовали, нам пришлось передвигаться по городу и нести работы на руках.

Ирина Сампан: Что вы привезли в Киев?

Наталья Целюба: В Киеве мы переформатировали концепцию в передвижную активистскую лабораторию современного искусства НЕ МИР. Мы выбрали 3 локации на 3 дня. 7 сентября у нас была позиция городских интервенций, 8 сентября — тайное и мистическое пространство «Хащі», а сегодня в PostPlayТеатре у нас пройдет презентация луганского виртуального музея и Сашина лекция о топонимах.

Александра Орлова: Выставка в Москве предполагалась, как передвижная. К сожалению, участники акции были встречены людьми в форме. Их остановили на первом отрезке пути и в настойчивой форме попросили пройти в автозак. Им вменили организованное шествие и оштрафовали на суммы от 10 000 до 20 000 рублей.

Дмитрий Тузов: Акция НЕ МИР в России продолжается?

Наталья Целюба: Из-за этого происшествия произошла художественная судебная акция.

Александра Орлова: Когда художники пришли на слушание, они попросили своих единомышленников и друзей о поддержке. Нас обрадовала отзывчивость общественности. Люди приходили и участвовали в разнообразных творческих активностях. Мы с гордостью называем Басманный суд еще одним местом проведения нашей передвижной выставки.

Дмитрий Тузов: Как бы вы описали работы?

Наталья Целюба: Мы выбрали тему границ конфликта и попросили авторов прислать работы схожие с этой темой. Самый мощный и рефлексивный перформанс у Ольги и Марии.

Мария Лукьянова: Эта идея возникла еще в Питере, когда мы переняли тенденцию швейных медитативных практик, начатую в Москве.

Ирина Сампан: Что это такое?

Мария Лукьянова: В публичном месте собираются люди, объединенные заданной темой, и начинают вышивать. Сейчас эти сессии посвящены темам войны.

Антонина Мельник: В этой акции мы оставили за собой право не вышивать то, что нам не нравится. Например, это может быть вопрос «зачем война?»

Дмитрий Тузов: Какие сюжеты доминируют в работах? Почему российские власти так реагируют на акции?

Александра Орлова: Мы показали очень много работ украинских художников. Все они так или иначе касались темы конфликта. Кроме того, нам удалось провести демонстрацию пьесы автора из Луганска — чтение дневника человека, находящегося под обстрелом. Был комикс, где русский и украинский солдат одинаково обращаются к своим родителям — это что-то вроде исповеди. При этом в обоих случаях комикс заканчивается на кладбище.

Мне хотелось, чтобы люди на улицах увидели эти работы, и мы смогли их спросить, почему они так активно вовлекаются в атмосферу, порождаемую российскими СМИ, и забывают о том, что и с той, и с другой стороны находятся люди.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.