Слушать

Сотрудница Музея русского искусства: Из-за дерусификации отменяется Шишкин?

10 февраля 2017 - 23:47 433
Facebook Twitter Google+
Нужно ли переименовывать Киевский национальный музей русского искусства?

Старший научный сотрудник Киевского национального музея русского искусства Марьяна Кружкова рассказывает о возникновении музея и коллекциях.

Марьяна Кружкова: Музей был открыт в 1922 году. Он назывался Киевской картинной галереей. Было всего 200 картин. Были и западноевропейские, и украинские, и русские произведения.

Первый директор нашего музея Дахнович смыслом своей жизни считал создание музеев профильной направленности — музея русского искусства, музея западноевропейского искусства и музея украинского искусства.

К 1934 году идея воплотилась. Коллекции сосредотачивали ту или иную школу. В мировом искусствоведении существует такая классификация: есть западноевропейская, русская, украинская школа. Это не зависит от национальности, этнической принадлежности.

У нас хранятся памятники художественной культуры с 13 века и до 21-го. Там есть работы итальянцев, украинцев, но это русская школа.

В этом году нашему музею исполняется 95 лет. Но нам не дадут отметить юбилей. Изменение название ведет к изменению экспозиции, концепции.

Музей в том виде, в котором он существовал 95 лет, существовать уже не будет.

Илона Довгань: У вас есть коллекции 1314 веков. Могут ли эти произведения называться русским искусством?

Марьяна Кружкова: 13 век — это московская школа, суздальская, тверская. У нас есть иконописи 13 века, на которых изображены киевские князья Борис и Глеб. Это редчайшая икона. Она относится к новгородской школе.

Григорий Пырлик: 8 февраля профильная комиссия Киевского совета согласовала переименование. Депутаты будут голосовать за него. Послушаем мнение активистки Елены Терещенко. Она считает, что название нужно поменять.

Мар’яна Кружкова: Мишель Терещенко является потомком, но не наследником коллекции. Он является наследником дома, в котором находится музей Шевченко. У нас есть прямые наследники. Наш Федор Терещенко имел троих детей. У старшей дочери было два сына. Они были большими друзьями нашего музея.

Музей в советское время, когда было запрещено говорить о Терещенко, собирал сведения о них, составил родословную. Мишель Терещенко не имеет никакого отношения к коллекции и к нашему дому. 

В коллекции 14 тысяч экспонатов, 400 из которых когда-то принадлежали семье Терещенко.

Во время войны около 2 тысяч экспонатов были вывезены из нашего музея и утеряны. Они погибли во время бомбежки в Кенигсберге в 1945 году. Часть коллекции вывезли в Уфу. Все, что осталось в Киеве, было вывезено оккупантами. С 1944 года музей создавался заново.

Дерусификация — это запрет русской культуры, издания, школ, литературы? Отменяется Шишкин, Айвазовский?

Илона Довгань: Почему вы категорически против Киевской картинной галереи? Депутаты говорят, что готовы принять мнение музея.

Мар’яна Кружкова: Депутатам хотелось бы, чтобы инициатива шла от нас. Нам это кажется политической провокацией. В городе столько проблем!

Григорий Пырлик: Говорили о том, что директор музея занимает пророссийскую позицию, был награжден Владимиром Путиным в 2012 году.

Мар’яна Кружкова: У нас были совместные выставки. Без нашей коллекции невозможно себе представить полностью творчество ни одного из художников, которых причисляют к русской школе. Я ничего не знаю о пророссийской позиции директора. Наша задача — спасти коллекцию.

Наш музей — это бренд, а галерей много. Почему депутаты Киеврады или 5 человек комиссии могут отменить понятие школы? Если не русский музей, то что?

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.