Современный танец в Украине есть и он конкурентоспособен, — Шишкарева

21 сентября 2016 - 17:37 98
Facebook Twitter Google+
По словам Кристины Шишкаревой, в хореографической программе «Гогольfest» многое будет посвящено теме взаимоотношений между людьми

Кристина Шишкарева — куратор хореографической программы «Гогольfest» и Руслан Баранов — один из основателей «Контемпорари данс» в Украине рассказывают о хореографической программе фестиваля.

Михаил Кукин: Что такое контемпорари данс?

Руслан Баранов: В прямом переводе с английского это современный танец. На самом деле, никто не знает, что такое контемпорари данс. Люди думают, что изобретают разные новые вещи.

Михаил Кукин: Хореографическая составляющая фестиваля расширяется с каждым годом?

Кристина Шишкарева: С прошлого года лично моя программа уменьшилась практически в 2 раза. В целом «Гогольfest» расширяется, растет, становится помпезнее.

В прошлом году мне хотелось сделать много всего, в результате я немного подорвала здоровье. В этом году я решила действовать по принципу «меньше, но лучше».

Михаил Кукин: Что необычного и отличительного в этом году можно увидеть на «Гогольfest»?

Кристина Шишкарева: У нас есть общая тема фестиваля. Это Вавилон. Вместе с тем, я начала собирать программу намного раньше, чем была озвучена эта тема. После того, как Влад Троицкий предложил тему, я поняла, что все, что я собирала до этого, удивительным образом с ней вяжется.

Свою программу я назвала «Культ Иштар». Это богиня плодородия и покровительница блудниц. В хореографической программе этого года многое посвящено теме взаимоотношений между людьми и полами. Многое посвящено теме женской сущности и современной женщины. В женщине есть все — и блуд, и материнство, и плодородие.

Елена Терещенко: Какие жанры входят в программу хореографической составляющей?

Кристина Шишкарева: У нас работает перформативная программа. Сегодняшний спектакль Василия Козыря — это смесь циркового и хореографического искусства. Танец уже настолько интегрирован в другие виды искусства, а другие виды искусства интегрированы в танец, что отделять его я не считаю уместным.

В этом году мне хотелось показать, что современный танец в Украине есть и он конкурентоспособен.

Елена Терещенко: В Украине я вижу четкое разграничение между традиционным искусством и запредельными экспериментами. На Западе это несколько по-другому. Или я не права в своих выводах?

Руслан Баранов: Действительно, экспериментальные работы отличаются от традиционных. Мне кажется, что у нас люди настолько созрели, что уже устали смотреть на разжеванные и общепонятные вещи. Зрители — люди умные, у них есть своя фантазия и полет мысли.

Елена Терещенко: То есть у нас уже созрел потребитель такого искусства?

Руслан Баранов: Его немного, но он появляется. Постсоветское поколение отмирает и люди, которые родились не так давно, уже не имеют характерного для того времени страха. Сейчас люди хотят видеть что-то абстрактное.

Елена Терещенко: Иногда у нас эксперименты происходят ради экспериментов.

Кристина Шишкарева: Так не только у нас. Я бы не хотела вырывать украинский танец от мирового контекста. Качественный и некачественный танец есть везде.

Классическое искусство очень туго соединяется с современным, потому что мы говорим о разных вещах. Они очень рьяно защищают то, что есть, но, если ты целостен, то в результате ты ничего не потеряешь. Вместе с тем, сдвиги медленно, но происходят.

Я против плохого опыта. Если люди приходят на плохой спектакль, то они в последствии вешают ярлык и на все остальное современное искусство. Но ведь искусство очень многогранно и многолико.

У нас 80% премьерных спектаклей. В конце каждого спектакля мы проводим свободное обсуждение со зрителем. Это тот сдвиг, который я хочу сделать в вопросах понимания современного танца. Если вам что-то непонятно — спросите.

Михаил Кукин: Есть ли спрос на такое? Или «Гогольfest» превратился в мероприятие, на котором обязательно нужно побывать, но людям это не так уж и интересно?

Кристина Шишкарева: Я думаю, что есть и то, и другое. Зрителя, безусловно, стало больше. Восприятие зрителя изменилось. Он стал умнее.

Современный танец, в частности, находится в андеграунде. На него не выделятся финансирование, поэтому гребем, как можем. «Гогольfest» создает условия, которые позволяют нам продемонстрировать свои работы, не продав почку.

Михаил Кукин: Но продав сами работы?

Кристина Шишкарева: Это не возможность заработать. Это возможность хоть как-то отбить расходы и немного себя раскрутить.

Руслан Баранов: Заработать на фестивале артистам не выходит. «Гогольfest» выставляет на первый план иностранных хедлайнеров, а украинских артистов оставляют на потом. Как они это делают? Им дает деньги посольство, помогают с реквизитом, выплачивают гонорары. Мы делаем все это сами. Мы тратим свои деньги на реквизит, самостоятельно снимаем помещение и собираем людей, которым ничего не платим.

Михаил Кукин: Чем вы зарабатываете?

Руслан Баранов: Зарабатываем преподаванием. Мы думаем о том, что деньги — это еще не все. Есть и другие ценности.

Кристина Шишкарева: «Гогольfest» — это тотальный подвиг большого количества людей. Это единственное событие такого масштаба в стране.

Елена Терещенко: Посоветуйте, на что стоит сходить?

Руслан Баранов: Мы покажем новую, экспериментальную работу, которая называется «8». Времени на подготовку было немного, но мне нравится то, что вышло. Посмотреть можно будет 23 сентября в 20:00 в локации «Лофт».

Кристина Шишкарева: Сегодня пройдет спектакль Василия Козыря. 24 сентября выступит хедлайнер программы Чеви Мюрадай с работой «Між нами», а 25 сентября — «Feel-link» — литовский театр танца. С детьми можно сходить на «Зеркало мира» харьковского хореографа Елены Пуль.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.