Слушать

Спасать от пыток нужно всех узников колонии, не только Ильдара, — жена Дадина

05 ноября 2016 - 15:02 159
Facebook Twitter Google+
Где сейчас находится Ильдар, в каком он состоянии и чем ему может помочь общественность? Об этом говорим с женой Ильдара Анастасией Зотовой

1 ноября издание «Медуза» опубликовало письмо Ильдара Дадина, в котором он заявлял о пытках и избиениях в колонии. После этого Карельское управление ФСИН подтвердило применения силы к Дадину. Сотрудники ведомства объяснили это тем, что заключенный отказался выходить из камеры. Уже на этой неделе состоялась встреча с российским омбудсменом, после которой Дадин прошел медицинское обследование.

Алена Бадюк: Где сейчас находится Ильдар Дадин?

Анастасия Зотова: Где сейчас находится Ильдар, честно говоря, непонятно. В четверг, после общения с омбудсменом, Ильдара отвезли в больницу в Петрозаводске. Петрозаводские врачи уже опубликовали резолюцию о том, что они осмотрели Ильдара и сделали МРТ, но что произошло после этого, неизвестно. Повезли его обратно в колонию, или он до сих пор находится в Петрозаводске, или его отвезли в другую колонию, мы сказать не можем.

Вчера адвокаты и родственники Ильдара позвонили в карельскую колонию ИК-7. Там не взяли трубку, то есть выяснить где находится Ильдар не удалось. Адвокатам сказали, что в выходные к Ильдару не пустят. Мы не понимаем, где он находится в настоящее время. Последняя информация, которая поступила в четверг, касалась того, что Ильдара допросят на полиграфе. Он согласился на это, потому что он не врет.

По словам правозащитников и членов общественно-наблюдательной комиссии, у него случился эпилептический припадок. Раньше такого никогда не было. Специалисты говорят, что это может быль последствием черепно-мозговой травмы. Как я выяснила, проходить полиграф с закрытой черепно-мозговой травмой противопоказано.

До этого к Ильдару приезжали якобы независимые врачи, которые сказали, что у него нет никаких травм. После этого к нему приехали правозащитники, которые заметили у него кровоподтеки. Удивительно, что врачи травм не увидели, а правозащитники увидели кровоподтеки и то, как Ильдар бьется в конвульсиях и у него идет пена изо рта. То, что врачи пишут такие заключения, вызывает много вопросов. Также вопросы возникнут, если проверка на полиграфе будет проходить без присутствия адвоката или каких-то сторонних людей. Не имеет значения, что будет говорить Ильдар и что будет показывать полиграф, если этого никто не проверит.

Алена Бадюк: Известно ли вам, в какие строки он должен пройти проверку на полиграфе?

Анастасия Зотова: Нет. Сейчас, по всей видимости, служба исполнения наказаний пытается запутать ситуацию. Вчера я увидела сообщение ФСИН о том, что правозащитники сами не хотят ехать к Ильдару. На каком основании такие заявления делаются — неясно. В понедельник к Ильдару должны поехать члены президентского совета. До этого момента мы попытаемся выяснить, где он находится. Потому что правозащитники могут приехать, а им скажут, что Ильдара тут нет. Он может потеряться и с ним могут сделать что угодно в качестве мести.

Алена Бадюк: Насколько возможен переход Ильдара в другую колонию?

Анастасия Зотова: Сейчас это все вышло для меня за рамки спасения мужа. Изначально, когда Ильдар говорил, что его пытают, я не хотела публиковать письмо, чтобы его там не убили. Мне хотелось его спасти. Но после публикации письма другие заключенные этой колонии тоже заявили о пытках. Если Ильдара сейчас увезут из этой колонии, можно представить, что будет с теми людьми, которые подтвердили правдивость его слов. Здесь спасать нужно всех людей, а не только Ильдара. Пытают не только его. Пытают всех заключенных, которые там находятся, поэтому нужно отстранять начальника и всех остальных сотрудников.

Ильдар особенный в том плане, что он вообще не должен был попадать в эту колонию. Он сидит по политической статье, которая противоречит конституции. Более того, эту статью он не нарушал. Дело там полностью сфальсифицировано.

Алена Бадюк: Если заявления о пытках подтвердятся на полиграфе, какими могут быть последствия?

Анастасия Зотова: Зависит от Главка ФСИН. Если там собираются защищать начальника колонии, значит скажут, что Ильдар врет. Если руководство ФСИН решит завести уголовное дело на начальника колонии, то показания Ильдара будут дополнительным доказательством. У меня нет причин не доверять своему мужу. Более того, я получаю сообщения от родственников других людей, которые сидят в этой колонии. Мне написал брат одного заключенного о том, что его родственника там практически убивают. Это не единичный случай. Сейчас есть возможность все это изменить. Многое будет зависит и от международного сообщества. Гражданское общество в России находится под огромным прессингом. Нас душат, а мы, выдыхаясь под руками палача, пытаемся давать ему какие-то рекомендации. У нас неравный диалог. Равноправный диалог с властью России могут вести только международные власти. Мы призываем украинский МИД отправить в МИД России требования расследовать эти пытки.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.