Слушать

Стоит ли переводить российскую литературу на украинский язык?

23 мая 2016 - 07:00 593
Facebook Twitter Google+
О сложностях перевода российской литературы на украинский язык говорим с поэтом и профессиональным переводчиком Аркадием Штипелем

18.30arkadyy_shtypel.jpg

Аркадий Штипель // «Громадське радіо»
Аркадий Штипель

Юрий Макаров: Сейчас в Киеве проходит уже 11 фестиваль поэзии «Киевские лавры». Проходит он под эгидой журнала «Шо». Участие в нем принимают такие известные русскоязычные поэты Борис Херсонский, Александр Кабанов, Лев Рубинштейн, Бахыт Кенжеев и Алексей Цветков.

Аркадий Штипель: Бахыт живет в Канаде, Цветков живет в США, Игорь Иртеньев находится между Москвой и Тель-Авивом. Мы с моей женой Марией Галиной — завсегдатаи этого фестиваля.

Юрий Макаров: Последняя книга Марии Галиной была переведена на украинский язык и издана в издательстве «Фолио».

Аркадий Штипель: В Киев приехал небольшой десант русских поэтов: Алексей Кощеев, Сергей Шабутский, Владимир Жбанков, Дмитрий Плахов и Анна Русс.

Дмитрий Тузов: В связи с чем российская диаспора увеличивается в Киеве?

Аркадий Штипель: Многие люди испытывают определенный дискомфорт в путинской России. Например, сюда переехал поет Александр Самарцев.

Юрий Макаров: Аркадий переводит на украинский язык классику российской поэзии. Причем, начиная от Пушкина и Лермонтова, заканчивая Борисом Пастернаком, Маяковским и Есениным. Стоит ли переводить поэзию, если ее и так все понимают?

Аркадий Штипель: Конечно, понимают, но многие вещи в искусстве делаются просто из любви к искусству. Кроме того, я очень неплохо знаю украинский язык и мне интересно с этим работать. Не могу сказать, что переводы — это плод многолетней работы. Первое пушкинское стихотворение я перевел лет 20 назад. Это было, что называется, на спор.

Юрий Макаров: С кем?

Аркадий Штипель: С поэтессой Фаиной Гримберг, которая считает, что перевод невозможен. Я сказал, что найду соответствия и переведу эти стихи. Перевел, понравилось, но я к этому как-то не возвращался. К лермонтовскому юбилею друг попросил меня перевести «Прощай немытая Россия…», я перевел. Потом я взялся за «Парус» и «Выхожу один я на дорогу».

На непродолжительном отдыхе в Одессе я сел за эти стихотворения, и дело пошло. Полгода я сидел и переводил эти стихи. Получилось порядка 2 тысяч строчек. Я назвал это «Моя маленька хрестоматія» и сейчас она готовится к изданию в издательстве Киево-Могилянской академии.

Юрий Макаров: Может, прочитаешь что-то?

Аркадий Штипель:

Мороз i сонце; дивна днина!
Iще ти сниш, моя перлино —
Тож не забарюйсь, не годи,
Прокинсь: пiд звiд Гiперборею
Ясновельможною зорею,
Зорею пiвночi зiйди!

Згадай: iзвечора хуртило,
Iмлою небеса мулило,
Ще й зблiдла мiсяцю мана
Жовтаво з хмари визирала,
I ти засмучено мовчала —
А нинi… глянь-но до вiкна:

Пiд барвiнковими люстрами
Сточарiвними килимами
Снiг проти сонця блискотить,
Прозорий гай один чорнiє,
В бiллi ялина зеленiє
I рiчка в кризi струменить.

Геть вся свiтлиця сяє в очi,
Мов той бурштин. Гуде-трiскоче
Пiч; на канапцi — благодать:
Думки кружлять, неначе бджоли…
А втiм, чи не звелiть в ґринджоли
Мерщiй ковурку закладать?

Посiвши над рвучке полоззя,
Подружжя миле! — вiддамося
Коневiй впевненiй ходi.
Вiдвiдаймо лани спустiлi,
Гаєчки, щойно облетiлi,
Та й берег, милий вiдтодi…

Дмитрий Тузов: Перевод может быть лучше оригинала?

Аркадий Штипель: Это сложный вопрос, потому что оригинал ложится на одно национальное ухо, а перевод — на другое. Мы считаем, что перевод Лермонтова «Горные вершины спят во тьме ночной» лучше оригинала, но что на этот счет думают немцы, мы не знаем.

Юрий Макаров: Злые языки говорят, что переводческая школа в Советском Союзе была совершенной, потому что туда как во внутреннею эмиграцию,уходили поэты, которым не позволяли петь их собственным голосом.

Аркадий Штипель: И это было. В Советском Союзе с переводами была противоречивая ситуация. С одной стороны, переводами занимались очень талантливые люди, а с другой — переводы, особенно с языков народов СССР, были кормушкой, около которой паслись халтурщики.

Юрий Макаров: Что говорят русские коллеги, когда узнают о твоей деятельности?

Аркадий Штипель: Они к этому относятся серьезно. Я ведь еще с украинского на русский переводил кое-что. Так в журнале «Мир» я опубликовал подборку переведенных стихотворений Богдана-Игоря Антонича. Также я переводил Петра Мидянка и Василия Голобородька,

Большинство украинцев настолько хорошо знает русский язык, что может воспринимать эстетические качества стиха, а не просто его смысл. Современному украинскому читателю для того, чтобы наслаждаться шедеврами, не обязательно читать перевод, но, поскольку, все прекрасно понимают и украинский язык, они могут наслаждаться переводом шедевра как искусством.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.