Слушать

Судьбу Донбасса должна решать вся страна, — Сергей Дацюк, философ

27 сентября 2016 - 21:24 185
Facebook Twitter Google+
Согласно 73 статьи Конституции, вопросы территориальной целостности решаются исключительно референдумом, — Сергей Дацюк

17.00sergey_dacyuk.jpg

Сергей Дацюк // «Громадське радио»
Сергей Дацюк

Сергей Дацюк, философ, рассуждает о возможном референдуме относительно судьбы Донбасса.

Анастасия Багалика: Референдум должен пройти на Донбассе или на всей территории Украины?

Сергей Дацюк: То, что может произойти на Донбассе, изначально не может быть референдумом. Во всяком случае Конституция не предусматривает никаких региональных референдумов. В отдельных регионах это может называться немного иначе.

Референдум может быть только общенациональным, причем, конечно же, с включением жителей Донбасса и даже Крыма, поскольку украинское законодательство никто не менял.

Михаил Кукин: Многие из оппонентов этой идеи говорят, что в любом случае этот референдум был бы неконституционным.

Сергей Дацюк: Проблема в том, что это не идея. 73 статья Конституции гласит, что исключительно референдумом решаются вопросы территориальной целостности. Соответственно, если мы говорим о чем-то таком, что изменяет конституционный строй на всей или отдельной части территории, вводит какие-то особые полномочия или статусы — это вопрос референдума.

Второй момент заключается в том, что Конституцию нельзя менять в ситуации войны. Причем здесь тоже есть нюанс: в ситуации военного положения или войны? Ведь военное положение не было объявлено, хотя де-факто у нас война. Возникает разночтение: военные действия в зоне АТО — это война или что?

Представим себе, что мы захотели все-таки поменять Конституцию, и устранить из нее 73 статью. Для этого есть 22 статья, которая говорит, что при изменении Конституции мы не можем уменьшать права граждан, мы можем их лишь расширять. Наше право, как граждан Украины, голосовать о территориальной целостности Украины относится к корню фундаментальных прав. Даже, если мы примем новую Конституцию, мы не имеем прав это устранить. А 5 статья Конституции говорит о том, что народ Украины является полновластным собственником, и только он может решать эти вопросы.

В совокупности, 5, 22 и 73 статьи Конституции делают невозможным принятие решения по поводу территориальной целостности никаким другим путем, кроме как путем референдума, даже если Конституция будет изменена.

Анастасия Багалика: Когда мы говорим о референдуме, мы говорим о нем, потому что его проведения требуют партнеры по минскому формату или же он нужен нам самим, чтобы определиться, как дальше жить с оккупированными территориями?

Сергей Дацюк: Минские договоренности изначально заключены непонятно кем с непонятно какими полномочиями, при отсутствии текста соглашения, подписанного всеми сторонами. Единственное на что ссылаются, так это на то, что их легализовала ООН. Но с точки зрения Конституции, не может один регион решать, как ему быть дальше в составе страны. Судьбу этого региона должна решать вся страна.

Михаил Кукин: Тем не менее, вы считаете, что сейчас самое время провести референдум. С какими вопросами, по-вашему, он должен пройти?

Сергей Дацюк: Ни Марчук, ни Порошенко, ни Кучма, ни Медведчук ничего не сказали о том, о чем сказал Байден, который сказал, что киевские власти согласились на особый статус Донбасса. Это очень больно для Украины, но киевские власти согласились на это. Проблема в том, что Байден не знает, что по Конституции, власти не имеют права этого решать. Такое заявление со стороны киевской власти — это превышение полномочий, прежде всего Президента, как гаранта Конституции.

Михаил Кукин: В течении последних полутора лет, все время идет речь о том, что Киев затягивает процесс решения судьбы Донбасса, потому что мы не видим никакого другого политического решения, чтобы не спровоцировать обострение конфликта. Поэтому мы и раздаем обещания, которые юридически выполнить все равно не можем.

Сергей Дацюк: Это очень плохая игра, потому что, если мы не выполняем свои обещания, с нами никто не захочет иметь отношения. Соединенные Штаты единственные из всех стран всегда были на нашей стороне. играть з ними подобным образом — очень плохо.

Михаил Кукин: Вы думаете, что они не знают, что, по Конституции, Президент Украины не имеет права присваивать особый статус Донбассу?

Сергей Дацюк: Для них это не важно. Это наша проблема.

Михаил Кукин: Согласно опросу, проведенному Центром Разумкова, половина респондентов не поддерживают предоставление Донбассу особого статуса, и только 22,7% поддерживают эту идею.

Сергей Дацюк: Если бы был референдум, это значило бы, что большинство против. Именно потому его нужно сейчас провести.

Что касается вопросов, которые нужно вынести на референдум, я вижу три варианта развития. Первый вариант — никаких особых статусов. Народ Украины считает, что Донбасс должен быть в составе Украины без всяких особых статусов. Потеря контроля — это не выход из состава. Для полноценного распространения суверенитета на Донбасс нужно время.

Второй вариант — мы признаем особый статус и все, что за этим следует. Это значит автономия в составе Украины.

Третий вариант — мы проводим границу по линии разграничения и прощаемся с Донбассом.

Михаил Кукин: Какого вы ожидаете ответа?

Сергей Дацюк: 50/50. Но если 51% выступит за отделение, то его нужно произвести. В таком случае мы отрезаем часть Донбасса, но не Крым, за него мы будем еще воевать.

Есть и четвертый вариант, на который мы не пошли, — отвоевать Донбасс.

Михаил Кукин: Насколько он реален при наличии фактора России?

Сергей Дацюк: Если мы начнем войну, то подключится и Америка, и Европа, и летальное оружие нам дадут, и будет усиление санкций. Сейчас никто не хочет усиливать санкции, потому что мы не воюем.

Анастасия Багалика: Какой из вариантов кажется вам наиболее реальным?

Сергей Дацюк: Я считаю, что первый вариант самый реальный. Это в ментальности украинцев сказать, что Донбасс наш и показать, что мы не хотим ни мира, ни войны.

Анастасия Багалика: Но этот вариант ничего не решает.

Сергей Дацюк: Во всяком случае у нас будет конституционное основание, для того чтобы никогда не говорить об особом статусе.

Михаил Кукин: Почему политики на это не идут?

Сергей Дацюк: Потому что второй Майдан их ничего не научил, ведь на Майдане полегли простые украинцы, ни один политик или олигарх не был застрелен. Поэтому они продолжают с нами делать все, что хотят.

Михаил Кукин: Что, на ваш взгляд, нужно сделать, учитывая, что политики не хотят проводить референдум пойдут?

Сергей Дацюк: Принуждать их к этому.

Михаил Кукин: Как? Третьим Майданом?

Сергей Дацюк: Для этого не обязательно нужен третий Майдан. Есть другие средства: сейчас у нашего народа много оружия. Достаточно двух вооруженных групп.

Михаил Кукин: Это уже призыв к вооруженному восстанию, разве нет?

Сергей Дацюк: Вы спрашиваете как — я вам отвечаю. Ответить на вопрос — не значит призвать к этому варианту.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.