Свою несостоятельность власть списывает на внешнюю агрессию, — Головаха

27 февраля 2016 - 21:21 90
Facebook Twitter Google+
С известным украинским социологом и философом Евгением Головахой обсуждаем последние события на Майдане и в стране и доминирующие в обществе настроения

В студии работают Алена Бадюк и Михаил Кукин.

Михаил Кукин: В годовщину гибели Бориса Немцова в Москве говорили о возможных провокациях, на акции его памяти в Киеве тоже их боялись… Не кажется ли вам, что этот страх специально нагнетается в обществе?

Евгений Головаха: Естественно. В напряженной ситуации всегда найдутся те, кто захочет усугубить положение, например, политики, которые остались за бортом.

Михаил Кукин: А не может быть, что это делают не только те, кто за бортом, а и те, кто все еще в политике? Чтобы не потерять место.

Евгений Головаха: Думаю, что нынешний истеблишмент не заинтересован в серьезных изменениях. Они могут от этого больше потерять, чем выиграть.

Михаил Кукин: Тогда вспомним о событиях на Майдане, которые состоялись неделю назад, к тому фейковому «Майдану», от которого уже ничего не осталось.

Евгений Головаха: Это интересный феномен. Сейчас власть теряет свои позиции, зашаталась Верховная Рада, поэтому внутренние или внешние политические игроки решили проверить эту ситуацию. Это была первая проба, которая не состоялась.

Михаил Кукин: Но с другой стороны, если вы не хотите серьезного Майдана, то и нужно превратить его в фарс. Только ли внешние силы в этом заинтересованы?

Евгений Головаха: Не только, хотя трудно сказать, кто в этом участвовал. За исключением нескольких политиков, оставшихся сейчас за бортом, там в основном были неизвестные люди.

Алена Бадюк: В одном из своих интервью вы говорили о социальном эксперименте. Для него ведь нужны две стороны: экспериментаторы и подопытные. Как думаете, кто экспериментирует здесь?

Евгений Головаха: Более выгодно это внешним силам и тем, кто оказался сейчас вне политической игры внутри страны.

Михаил Кукин: Почему попытка раскачать ситуацию не удалась? Ведь сейчас довольно сильны протестные настроения. 

Евгений Головаха: С одной стороны, есть много недовольных, но с другой, они понимают, что неосторожные движения сейчас могут все разрушить. Фейковый «Майдан» не состоялся, поскольку людям небезразлично, кто туда выходит и с какой целью. К предыдущему Майдану привело избиение студентов, которое случилось впервые в практике нашей страны..

Михаил Кукин: Но сейчас-то многие не только избиты, но и убиты… Люди просто боятся дестабилизировать обстановку?

Евгений Головаха: Безусловно. Люди понимают, что у нас и так существует внешняя агрессия, и если дестабилизировать внутреннюю ситуацию, то это приведет к катастрофе.

Михаил Кукин: А власть этим спекулирует…

Евгений Головаха: Конечно. Призрак внешней агрессии позволяет власти списывать на него все свои проколы.

Михаил Кукин: Как тогда добиться ответственности власти?

Евгений Головаха: Общество должно добиваться от власти решения проблемы войны. Ведь в своих предвыборных кампаниях те, кто сейчас при власти, обещали решить эти проблемы. Они должны были тогда думать, как потом это осуществлять.

Михаил Кукин: На этой неделе стал достоянием гласности один секретный документ — протокол заседания СНБОУ за 28 февраля 2014 года, когда почти все, кроме Турчинова, проголосовали против введения военного положения после начала оккупации Крыма. Потом выяснилось, что не все, что документ обнародовали с купюрами. Почему так и именно сейчас? Это всё политтехнологии?

Евгений Головаха: Конечно. Все такого рода действия, и псевдо-Майдан, и вброс скандальной информации, связаны с переформатированием коалиции. Поэтому и ведутся разные провокации.

На самом деле в сдаче Крыма важную роль сыграла рекомендация Запада, которому было так удобнее. Мы ведь видим, какая сейчас ситуация в Европе. Если бы мы отстаивали Крым военным путем, то была бы большая угроза масштабного конфликта. И если бы крымские татары в своей серьезной массе поддержали в том конфликте Украину, то получился бы еще и этнический конфликт.

Михаил Кукин: Но ведь пришедшим тогда к власти силам, как бы цинично это ни звучало, было выгодно потерять Крым и Донбасс в электоральном плане?

Евгений Головаха: С прагматической точки зрения — да, но это было не столь существенно. Они и так бы пришли к власти. Но тогда также существовала боевая, политическая и экономическая неготовность Украины отстоять свои территории.

Алена Бадюк: Звучала цифра, что лишь 5 тысяч украинских военных смогли бы воевать в то время.

Евгений Головаха: Кажется, у нас офицеров больше. Эта цифра является пропагандой, и после ее озвучивания нужно было уволить весь генералитет, раз в стране с двухсоттысячной армией боеспособны только 5 тысяч военных.

Михаил Кукин: Вчера появился очередной фейк — новость о готовности Яценюка уйти в отставку, которую то подтверждали, то опровергали. Что это было?

Евгений Головаха: Понимаете, наша политика строится за кулисами. До нас доходят лишь отголоски того, что там реально происходит.

Михаил Кукин: А что сейчас может подтолкнуть сознательных граждан к серьезному Майдану?

Евгений Головаха: Полное отчаяние, если люди почувствуют, что уже не могут дальше выживать и кормить семью. Тогда их никакой страх катастрофы уже не остановит.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.