Слушать

Таких активистов, как Ионов, в РФ осталось не больше 50ти человек, — Смирнов

Говорим об истории Владимира Ионова, российского активиста, который незаконно пересек границу с Украиной, и будет просить политического убежища

В программе интервью с Владимиром Ионовым и его возлюбленной Ольгой Браун, а также комментарии от Госпогранслужбы и СБУ. Также о Владимире Ионове расскажет главный редактор российского издания «Медиазона» Сергей Смирнов.

Владимир Ионов: Есть люди, которые не согласны с этим. У нас самовластие. Поэтому стоишь на улице с плакатом «против Путина», а люди спрашивают: Не страшно ли вам стоять? Кто-то фотографируется, кто-то жмет руку, кто-то показывает средний палец. Есть те, кто не понимает. Говорят: Ты пенсию получаешь, чего тебе еще нужно? Все держится на страхе и на войне. Люди привыкли к этому. Я поднимал чистый листу бумаги — меня забирали в автозак. И сам сочиняю, и людей слушаю. Очень удачный плакат был: «Путин есть — ума не надо». Был Сусанин, который провел. Чуть не загремел пару раз, было крайне некомфортно.

Ольги Браун: Планируем в Киев поехать, и там заняться легализацией, попросить политическое убежище.

Владимир Ионов: Надеемся на положительное решение. Время ускорило свое движение. При Медведеве было послабление. Я просто даю людям информацию для размышлений. Сейчас многие люди начали выходить. Это здорово. У вас люди выходят, если возникла несправедливость. Они знают, что от них что-то зависит.

Ольги Браун: Вышли, с пикетом постояли — штраф 150 тысяч рублей. Это пенсия за 10 месяцев. Заблокировали пенсионную карточку.

Владимир Ионов: Нормальной власти нет нигде, потому что власть — это рынок. У нас есть Навальный, но кто о нем знает. Мы все разные. Говорят, тебе не нравится — уезжай. А куда? Жизнь — это борьба. Должны быть разные люди. С приходом Путина вернулся страх. Людям нужен обязательно вождь.

Ольги Браун: Мы просим политического убежища, потому что не хотим в тюрьму.

Ирина Ромалийская: На связи спикер Харьковского погранотряда Оксана Иванец. Как Ионов пересек границу? Выясняются ли обстоятельства?

Оксана Иванец: На разі триває встановлення правопорушення. Триває службове розслідування. Про його результати ми повідомимо. На разі нової інформації немає.

Ирина Соломко: На связи главный редактор российского издания «Медиазона» Сергей Смирнов. Кто такой Ионов? Кто он был в России? В чем его обвиняют?

Сергей Смирнов: Он активист оппозиции, если так можно сказать о 76летнем пенсионере. Участник протестных акций. Он один из немногих, кто после 2012 года продолжил протесты. Он буквально каждую неделю участвовал в одиночных пикетах. Это вызывало недовольство.

Ирина Соломко: В чем его сейчас обвиняют?

Сергей Смирнов: Есть закон, что за участие в несанкционированных акциях ждет криминальная ответственность, если человек задержан два или больше раз. Он был направлен против узкой группы активистов. Его забирали в полицию. Завели уголовное дело. Вчера должно было быть вынесено решение, но его перенесли. Прокурор запросил три года условно, с ограничением передвижения.

Ирина Соломко: Будут ли российские власти пытаться вернуть его в РФ?

Сергей Смирнов: Больших усилий не будут прилагать. Им эта ситуация относительно комфортна. Думаю, что будут какие-то формальные шаги.

Ирина Ромалийская: А много таких активистов как Ионов в России осталось?

Сергей Смирнов: Их человек 50. Это очень ограниченный круг. 4 человека находится под следствием. Часть людей уехали, кто-то  продолжает участвовать в акциях. Активисты вывешивали украинский флаг на Котельнической набережной. Получили 15 суток за это. Такие люди есть, но их становится меньше. Эти люди не играли большого значения в протестах 2011 года. Мне кажется, что вряд ли что-то большое вырастет из активности этих людей.

Ирина Ромалийская: С нами на связи советника главы СБУ  Юрий Тандит. Все желающие могут пересечь границу с Украиной? У нас открытые границы?

Юрий Тандит: Он пересек границу с той стороны. Там это никак не зафиксировали. Мы занимаемся тем, чтобы создать гражданам Украины безопасные условия для жизни. Мы рассматриваем заявления граждан РФ о том, чтобы стать гражданами Украины. И мы делаем все, чтобы этому не препятствовать.

Ирина Ромалийская: И все же, насколько границы открыты?

Юрий Тандит: Я не буду комментировать этот вопрос. На этот вопрос должны ответить пограничники. Для нас важно, чтобы каждый занимался своим делом.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.