Слушать

Там были и другие люди, — адвокат об обвиняемых в деле Грабовского

30 июня 2017 - 18:23 260
Facebook Twitter Google+

Гості

Больше года прошло с момента убийства известного киевского адвоката Юрия Грабовского, защищавшего в суде сотрудников Главного управления Генштаба ВС РФ

В студии Громадського Радио — адвокат сестры Юрия Грабовского Анна Боряк.

Ирина Ромалийская: Как сейчас продвигается дело Юрия Грабовского?

Анна Боряк: Не продвигается никак. Как закончили подготовительное слушание, так и зависли на этой стадии. Полгода мы «висим» между стадиями подготовительного слушания и слушания по сути. Никто не начинал читать обвинительный акт.

Подготовительное — одно из основных заседаний, поскольку там решаются вопросы подготовки судебного слушания. Там заявляются все ходатайства, которые касаются и жалоб на действия органа досудебного расследования, и жалоб на действия прокурора, и другие вопросы, например вопрос открытости или закрытости режима судебного заседания. У нас благополучно суд сделал все возможное, чтобы на этом подготовительном судебном заседании все вопросы, которые касаются рассмотрения дела по сути, не были разрешены. На подготовительное заседание была отправлена жалоба Национальной ассоциации адвокатов, которая судом даже не была оглашена. Тройка несколько раз переносила судебное заседание в связи с тем, что у них был другой процесс, следующий. Тройке я заявила отвод, к чему суд отнесся формально.

Ирина Ромалийская: Потерпевшей признана единственная ближайшая родственница — родная сестра Юрия Грабовского.

Анна Боряк: Национальная ассоциации адвокатов неоднократно просила признать себя потерпевшей.

Ирина Ромалийская: На одном из четырех подготовительных заседаний прокуратура заявила о том, чтобы провести процесс закрытым.

Анна Боряк: Они основывались на том, что в деле существуют некие сведения, которые касаются личной жизни Грабовского. Заботясь о том, чтобы эти сведения не были разглашены, не было ущерба для прав и свобод потерпевшей, процесс сделали закрытым. Потерпевшая сказала, что хочет открытый режим, но суд сказал «нет». Я понимаю, что абсурд пробивает дно. Я обратилась в прокуратуру. У суда есть обвинительный акт, где отсутствуют сведения о личной жизни Юрия. К обвинительному акту приложена бумажка, которая называется «Реєстр матеріалів кримінального провадження», где тоже отсутствуют данные о личной жизни.

Совершенно очевидно, что Грабовский под давлением отказывался от предоставления правовой помощи.

Он бесспорно был очень талантливым адвокатом. Таких мало. Он действительно имел неопровержимее данные или доказательства, которые он предоставил в суде.

Ирина Ромалийская: Какая основная линия следствия?

Анна Боряк: Основная версия следствия о том, что двое молодых людей из непонятных соображений (я не нашла в материалах уголовного дела мотивов этого убийства) убили его.

Ирина Ромалийская: Как подозреваемые ведут себя на процессе?

Анна Боряк: Сначала они вели себя довольно цинично. Им позволяют определенные вольности. Очевидно, к ним лояльное отношение. Сейчас я вижу, что у Яковенко другое поведение.

Ирина Ромалийская: Как вы оцениваете расследование, которое было проведено, выводы, которые были сделаны?

Анна Боряк: Я негативно оцениваю расследование, считаю, что это политическое решение, а не процессуальное, своим расследованием следствие оправдывало деятельность Чмелева и Яковенко.

Ирина Ромалийская: По вашему мнению, под стражей содержатся не те?

Анна Боряк: Я думаю, что они кого-то скрывают. Как по мне, там были еще люди.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов’язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів). 
Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.