Слушать

Теракт — не основная версия авиакатастрофы под Смоленском, — политолог

18 марта 2016 - 19:47 144
Facebook Twitter Google+
Прокуратура Польши продлила расследование авиакатастрофы под Смоленском, а министр обороны этой страны назвал крушение терактом

В студии работают ведущие Олег Билецкий и Сергей Стуканов

На этой неделе в Польше произошло несколько важных событий.

Первое: заявление министра обороны о том, что авиакатастрофа под Смоленском — это теракт. И через день — второе сообщение о том, что Польша продлила расследование этой катастрофы.

Второе: новость о том, что Польша с лета этого года будет членом НАТО с обновленными полномочиями.

Олег Билецкий: Какие преференции получит Варшава в НАТО?

mykola_kapitonenko_0_0.jpg

Николай Капитоненко // «Громадське радио»
Николай Капитоненко

Николай Капитоненко: Для Польши ничего принципиального в ее влиянии на политику Альянса не изменится после саммита НАТО в Варшаве. Но европейский вектор НАТО становится более важным и приоритетным ввиду тех угроз, которые возникли. И Польша, как ключевой форпост НАТО в восточной Европе, получает возможность делать собственные приоритеты региональной безопасности приоритетами всего Альянса.

Сергей Стуканов: 15 марта в Польше вышел фильм «Смоленск», и трагическая авиакатастрофа самолета под Смоленском там трактуется как покушение на жизнь всего польского правительства. Что думают поляки? Они считают это терактом?

Николай Капитоненко: Эта тема для поляков чувствительна, резонансная и привлекает большой интерес. И в качестве политического пиара и привлечения спекуляций эта тема будет использоваться. Но если бы версия теракта рассматривалась всерьез, результаты были бы раньше. Использовать этот термин в юридической плоскости, и довести дело до политических результатов Польше будет очень сложно.

Олег Билецкий: Да, но это заявление сделал Министр обороны. Не начнет ли Москва после этого требовать доказательств или извинений?

Николай Капитоненко: Нет, я не думаю. Официально высказываются только главы государств и министры иностранных дел, а остальные политики, комментируя какие-то международные события, просто высказывают свое мнение.

Сергей Стуканов: Какие есть основные версии крушения самолета, которые рассматриваются на серьёзном уровне польскими расследователями?

Николай Капитоненко: Основная версия о том, что произошла катастрофа во время полета или была ошибка пилота, не изменилась. Версия про теракт всплывала крайне редко, и озвучивалась отдельными политическими фигурами.

Олег Билецкий: Как буду развиваться политические отношения Москвы и Варшавы, опираясь на озвучиваемые версии теракта?

Николай Капитоненко: Катастрофа самолета будет далеко не главным фактором, который буде определять эти отношения. Есть более серьезные проблемы для Польши в сфере безопасности и в сфере переоценки отношений с Россией, а для России — в свете новой политики Польши в восточной Европе.

Олег Билецкий: Украина является решающим фактором в вопросе определения политики Польши?

Николай Капитоненко: Да, Украина может повлиять на польскую политику, предложив какие-то общие подходы по вопросам региональной безопасности, и в том числе, по отношению к России.

Мы можем обсудить развитие боле тесных экономических отношений, подумать о более близком военно-техническом сотрудничестве. У них есть определенная позиция по поводу членства Украины в НАТО или сближения с НАТО без членства в Альянсе.

Мы можем понять, в чем состоят интересы наших польских партнеров, и обсудить, где мы можем не только требовать помощи, но и помочь самим.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.