Слушать

Трамп не пытается угодить России своими назначениями, — Екатерина Зарембо

10 января 2017 - 15:24
FacebookTwitterGoogle+
Окружение разведкой — характеристика авторитарного характера Трампа. Легче всего выстраивать цепочку связи из людей, расположенных к нему, — считает заместитель директора Института мировой политики

Кто займет должности в кабинете Дональда Трампа? Изучаем уже озвученные в медиа имена и персоналии с заместителем директора Института мировой политики Екатериной Зарембо.

 

Лариса Денисенко: Кто эти люди из окружения Трампа, имена которых мы уже знаем?

Екатерина Зарембо: Сейчас как директора национальной разведки обговаривают Дэна Коутса. Это означает возглавленное и кураторство так называемого Intelligence Community — сообщества американской разведки, в которое входит 16 разведывательных организаций США.

Для меня его предварительное назначение создает курьезную ситуацию. Советником Трампа по вопросам национальной безопасности является Майкл Флинн, который ходит на приемы к Путину и выступает на «Russia Today», а главой американской разведки — человек, который вообще не может въезжать в Россию.

Ирина Славинская: За какие «заслуги» он персона нон грата в России?

Екатерина Зарембо: За то, что он критиковал Россию (еще в марте 2014 года за аннексию Крыма).

Мне кажется, мы можем сделать вывод, что Трамп не пытается угодить России своими назначениями. Какие отношения с Россией у тех, кого он назначает — второстепенный вопрос для него.  

Если мы говорим о назначенном министре обороны генерале Матиссе, он известен резкими высказываниями против России. Он, насколько мне известно, человек интеллектуального круга в дополнение к тому, что он военный.

Трамп не пытается угодить России своими назначениями. 

Ирина Славинская: А если к этому «комплекту» добавить персоналию будущего госсекретаря США. Кто это и как он дополняет этот «букет»?

Екатерина Зарембо: Это некоторым образом «темная лошадка» на шахматной доске американских политиков. Так же, как и Трамп, Рекс Тиллерсон пришел из бизнеса. Его Трампу порекомендовал бывший глава ЦРУ. Трамп окружает себя людьми из разведки (Флинн тоже работал в разведке до 2014 года).

unnamed.jpg

Екатерина Зарембо //
Екатерина Зарембо

Первым было допущение, что Трамп окружает себя людьми из бизнеса, но это не совсем так. Назначение Тиллерсона свидетельствует о том, что он доверяет кругу людей, связанных с разведкой. По их совету он делает назначения.

Ирина Славинская: Какие есть оценки относительно отношений Тиллерсоне с РФ и с другими странами?

Екатерина Зарембо: Это интересная фигура. В вопросах внешней политики он не разбирается так, как в первостепенной сфере — он бизнесмен. Завтра и послезавтра он будет на слушаниях в Комитете сената по вопросам внешней политики, где его будут «гонять» по всем вопросам. Эта запись будет очень важна для понимания того, какие сейчас он занял для себя позиции.

На закрытых встречах он высказывал правильные вещи о России. Он не старался привязать себя к конкретным шагам, но говорил, что Россия — авторитарное государство, они играют не по правилам, а по принципам, кто сильнее, и Америка, как минимум, должна с этим считаться. Это трезвая позиция.

Вопрос сейчас в том, будет ли он открыто озвучивать то же самое. Я знаю, что в некоторых вопросах внешней политики он совсем ничего не знал до назначения и готовился.

Лариса Денисенко: У Трампа была возможность заранее «прокачать» для всевозможных слушаний человека, который будет государственным секретарем?

Екатерина Зарембо: Вряд ли это делал сам Трамп. Мне кажется, Трамп совсем не государственный деятель. Ему самому многое стоит доучивать и знакомить себя с разными аспектами внешней политики.

Я думаю, Тиллерсона будут тестировать не столько на точные знания и даты, а скорее по политической позиции. Конгресс США, республиканская, демократическая партия сегодня больше исповедуют привычную политику США — политику либеральных норм и международного права.

Ирина Славинская: Мы центрируемся вокруг отношений США с Россией, но если посмотреть и на другие страны, что уже можно понимать о том, на чем сфокусируется внешняя политика США?

Екатерина Зарембо: Уже в окружении Трампа высказывалась критика того, что Европа недостаточно тратит на свою оборону. Я думаю, конфликт в Украине относится сюда. Европа должна в этом лидировать, предлагать решения, не навязывать свои проблемы США.

Политика Трампа будет продолжать политику Обамы в условном девизе: Европа, решай свои проблемы сама! 

Что касается России, дискурс, который мы стараемся сейчас выцепить и понять, заключается не столько в налаживании отношении с Россией любой ценой, как в поднятии отношений на более любезную точку. Это не означает уступки, великие сделки над головами, а просто попытка поговорить с Россией на более любезном и уважительном уровне.

Лариса Денисенко: О чем может свидетельствовать разведка в окружении Трампа?

Екатерина Зарембо: Я стараюсь оперировать данными, в которых я уверенна. Но если мы идем в допущения, мне кажется, это характеристика авторитарного характера Трампа. Сейчас у Трампа в принципе конфликт с разведкой. Разведка делала свою работу, показала, что были хакерские атаки, администрированные Россией, которые могли бы повлиять на результат выборов.

Ирина Славинская: Трамп демонстрирует, что он в конфликте с разведкой?

Екатерина Зарембо: Мне известно, что он рассматривает планы уменьшения роли разведки. Наверно, назначение такого человека как Дэн Коутс не говорит о том, что Трамп всерьез собирается это внедрить, но, как минимум, он недоволен, хочет контролировать разведданные.

Думаю, Флинн ему может в этом помогать и давать советы. Разведка пользуется большим доверием среди американцев, поэтому Трамп заинтересован в том, чтобы этот институт был ему подвластен.

Лариса Денисенко: Он пытается все держать под контролем, приближая таких людей к себе?

Екатерина Зарембо: Думаю, это самый легкий путь. Легче всего выстраивать цепочку связи из людей, расположенных к нему. В команде Трампа есть люди, которые его сначала не поддерживали. Нельзя сказать, что Трамп окружил себя командой «преданных псов», которые были с ним с самого начала.

Назначения Трампа неоднозначные. Нельзя сказать, что они маниакальные и манипулятивные, но заточенность на разведке есть.  

Лариса Денисенко: Есть ли понимание, кто тот «ангел» на плече Трампа, который говорит, кто может быть полезен и на каком посту?

Екатерина Зарембо: Думаю, «ангелов» у него несколько. Мы знаем, что в назначении Тиллерсона этим «ангелом» был Роберт Гейтс. Мне бросилось в глаза, что назначения в сфере безопасности, обороны, внешней политики — иногда отставники. Это люди в возрасте, такие же, как Трамп.

Это люди, которые имеют большой опыт, но активной политикой в последний год не занимались. Возможно, это попытка взять таких людей, которые не должны никакой среде и работают сами на себя.

Ирина Славинская: Насколько эти фигуры компромиссные относительно кругов республиканской и демократической партии?

Екатерина Зарембо: Большее количество назначений Трампа нужно утверждать в Конгрессе, и эти фигуры должны быть приемлемы и демократам, и республиканцам.  

Если говорим о назначениях в сфере безопасности и внешней политики, наверно, все, кроме Тиллерсона, основаны на конкретных заслугах. Эти люди не всеми признаются, но это большой опыт, люди пенсионного возраста, которые зарекомендовали себя в конкретных случаях. Нет фигур, которые могли бы быть скандальными и не пройти голосование.

Ирина Славинская: В медиа много писали о так называемом «плане Киссинджера» и о том, что Киссинджер, возможно, будет советовать Трампу в вопросах относительно внешней политики. Насколько известно о его роли в будущей администрации Трампа?

Екатерина Зарембо: Трамп с ним советовался, он поддерживает отношения с его аналитическим институтом. Оттуда, насколько я помню, могли быть назначения, но этого не произошло. Думаю, это авторитетная фигура для Трампа, и он будет опираться на его мнение время от времени.

Лариса Денисенко: Будут ли изменения во внешней политике США до лета 2017 года?

Екатерина Зарембо: Думаю, глобальных не будет. Но Трамп будет тестировать свою политику перезагрузки с Россией, смотреть, как это пойдет. Я согласна с мнением одного украинского аналитика, что у Трампа дружба с Путиным продлится до первого расхождения во взглядах. Но первые полгода Трампу и всему кабинету нужно входить в курс дел.

Ирина Славинская: Какой предполагаемый горизонт ожиданий относительно важных решений во внешней политике?

Екатерина Зарембо: Я думаю, важными для Трампа будут выборы в Европе. То, что делать с Европой, нужно будет решать с конкретными людьми. Я думаю, активные действия Трампа будут зависеть и от выборов во Франции, особенно — от выборов в Германии.

В Америке у Украины есть достаточно мощный лоббистский потенциал, представленный разными группами.

Украину есть кому поддержать, но нужно показывать себя договороспособными, эффективно осваивать американскую помощь.

Лариса Денисенко: Можно ли говорить о том, что США будут продолжать быть одними из ключевых игроков сдерживания агрессии РФ, проявлять понимание к украинской внешней политике?

Екатерина Зарембо: Я думаю, новой администрации нужно просто сесть и разобраться в конфликте. Люди, которые вели российско-украинский конфликт в администрации, которая сейчас выходит, разбирались очень хорошо.

Мы сейчас видим новую информационную волну возможных решений конфликта, но нужно понимать, что есть какие-то наработки. Два года были переговоры, есть какой-то формат, чтобы поменять его, нужно опять всем собраться, решить, что Минские соглашения не работают, мы договариваемся искать новый вариант. Пока этого не было. Америка пока занимала роль важного смотрящего.

В нормандском формате, думаю, ближайшие полгода вообще ничего не будет происходить. И эти полгода для разрешения конфликта будут, возможно, информационно заряженными, но не результативными.

Ирина Славинская: Я помню разговоры с представителями Совета Европы, которые говорили, что ЕС рассматривает себя как одну из сторон нормандского формата.

Екатерина Зарембо: ЕС — очень интересный игрок. Мне кажется, видят они себя участниками переговоров или нет, зависит от того, с кем мы говорим. На самом деле, они участники. Прежде всего, я имею ввиду санкции, для которых нужно согласие 28 стран ЕС, санкции привязаны к Минским соглашениям, и они дают им постоянную подпитку. В этом роль ЕС очень важна. Сейчас они будут сконцентрированы на своих предвыборных проблемах, уже после этого будет решаться дальнейший диалог с Украиной.

 

 

 

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.