«У государства нет стратегии по оказанию помощи переселенцам», — Дворецкая

08 ноября 2015 - 20:40 80
Facebook Twitter Google+
Как изменения в закон о переселенцах повлияют на жизнь внутренне перемещенных лиц и когда правки вступят в силу, рассказала координатор «Восток-SOS» Александра Дворецкая

Валентина Троян: 3 ноября были внесены изменения в Закон Украины «Об обеспечении гарантий прав внутренне перемещенных лиц». Если закон подпишет Президент, переселенцам не нужно будет стоять в очередях, чтобы поставить штамп в справке. Как это изменение повлияет на жизнь переселенцев?

Александра Дворецкая: В целом законопроект разрабатывался на основе закона, который был принят ранее. Мы увидели недостатки применения этого закона, и, собственно, нормы законопроекта устраняют бюрократические трудности. То есть пока что мы помогаем переселенцам решить искусно созданные проблемы, но не помогаем решить проблемы в связи с вооружённым конфликтом. Мы говорим о том, что отсутствует необходимость проставления штампа иммиграционной службы, теперь, после того как человек отстоял очередь в управлении труда и социальной защиты, ему не требуется идти еще в один орган по штамп.

Наталья Соколенко: Вы упомянули, что законопроект разрабатывался совместно народными депутатами и общественными деятелями. Стало ли легче сотрудничать с властью?

Александра Дворецкая: Ситуация изменилась очень сильно. Нашими союзниками выступает Комитет по правам человека. Не хотелось бы слишком их рекламировать, но члены этого комитета соответствуют моим требованиям к депутатам. Они всячески старались, чтобы этот законопроект прошел, а это довольно сложно, поскольку у правительства есть такой аргумент, что вопрос переселенцев не входит в пакет реформ. Я считаю, что этот законопроект был принят у связи с тем, что правительство провально показало себя на местных выборах, не дав возможности переселенцам голосовать, и они посчитали этот законопроект для себя менее опасным.

Наталья Соколенко:  Как это происходит? Ви кому-то звоните или пишете?

Александра Дворецкая: Мы — «Восток-SOS» вместе з другими организациями — знаем, какие нормы на практике не работают. Например, вы не можете получить справку, если вы были зарегистрированы в студенческом общежитии, даже если вы уже закончили университет, а до этого жили в Крыму. Но обо всех этих проблемах депутаты не знают, о них знают общественники.

Мы сделали табличку, что есть сейчас и что должно быть и выступили с инициативой к депутатам. Вы можете спокойно позвонить в секретариат комитета, прийти на заседание, и дальше секретариат приводит вашу писанину в соответствующую нормам форму.

Валентина Троян: Когда изменения вступят в силу?

Александра Дворецкая: На данный момент Закон уже принят депутатами, но еще не подписан Президентом. У Президента будет 15 дней на принятия решения по этому поводу с момента передачи закона на подпись, но я напомню ситуацию с предыдущим законом: он был подписан только спустя месяц. После этого у Кабинета министров есть еще 3 месяца, чтобы привести свою нормативную базу в соответствия с принятым законом. То есть для того, чтобы закон начал работать, надо минимум 3-4 месяца.

Наталия Соколенко: Чья это ответственность — Министерства социальной политики?

Александра Дворецкая: Для большинства украинцев Кабмин — черный ящик, в который что-то нужно положить и с него должно что-то выйти. Но кто в результате отвечает за это? Профильным министерством по регистрации и начислении адресной помощи является Министерства социальной политики, за штампы есть совместная ответственность Государственной миграционной службы и Министерства социальной политики. Все инициативы миграционной службы идут через МВД, для которого переселенцы тоже не являются самим актуальным вопросом.

Наталия Соколенко: Почему, на ваш взгляд, нет вице-премьер-министра по вопросу переселенцев?

Александра Дворецкая: Я не считаю, что создание органа является панацеей для решения проблем, поскольку должна быть государственная стратегия по этому вопросу. Из того, что я вижу — переселения 1,5 млн. человек не считают проблемой, эту цифру всегда приуменьшают. И у нас подобная ситуация с Чечней, когда туда возвращали переселенцев, чтобы показать, что уже всё окэй. Мы видим, как сменилась риторика высших политических деятелей: теперь они говорят, что переселенцы — это не люди, которые голосовали на «референдумах», а украинские голоса Донбасса. То есть мы не будем давать им права голоса тут, потому что они должны возвращаться туда и голосовать на Донбассе, мы не будем помогать им интегрироваться, потому что на Донбассе уже все хорошо, и они могут возвращаться домой. И в этом контексте пугает последнее заявление Захарченко (ДНР), который говорил, что они будут проверять людей, которые возвращаются, и судить их.

Валентина Троян: Если у государства нет стратегии, у кого она есть? Кто больше всего занимается проблемами переселенцам?

Александра Дворецкая:  Это прежде всего общественные организации и международные благотворительные организации. Международные организации не всегда могут сами доехать до фронта или пообщаться с переселенцами, но они постоянно требуют нашего фидбека о том, как обстоит ситуация. И нет ни одного государственного органа, который бы обратился к нам с подобным вопросом.

Наталия Соколенко: Как справляется Германия с беженцами из Сирии? Есть ли у них полезный для нас опыт?

Александра Дворецкая:  Они точно не создавали для этого отдельный орган. Но есть большая разница между беженцами и перемещенными лицами. Принять беженцев — это добрая воля государства. В отношении собственных граждан неуместно говорить о доброй воле страны. Но у Германии куда больше стратегии по отношению к гражданам других государств, чем в Украине — в отношении к своим гражданам.

Наталия Соколенко: На контролируемых Украиной территориях (например, Станица Луганская)  люди живут в невозможных условиях, но их не считают переселенцами. Ваша организация как-то пытается им помочь?

Александра Дворецкая:  В Украине, безусловно, нужно принять закон о жертвах войны, тех, которые были в плену, утратили имущество, здоровье и так далее. Но в нашей ситуации без международного и общественного влияния такой закон не может бить принят, потому что у нас страной управляет Минфин, и если законодательная инициатива требует затрат их бюджета, она не проходит. А восстановление «серых» территорий требует больших затрат. Если б в Украине была стратегия в отношении этих территорий — можно было бы привлекать международные донорские средства. Но пока стратегии нет, никто не будет давать на это деньги.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.