Слушать

У крымских татар есть свои Лорак и Повалий, — директор «Radio CEC»

22 мая 2016 - 18:07 659
Facebook Twitter Google+
Радио заработало 18 мая, в день депортации крымских татар. Сейчас в эфире звучит современная крымскотатарская музыка и новости партнерской радиостанции

12.30roman_davydov.jpg

Роман Давыдов // «Громадське радио»
Роман Давыдов

12.40sayle_ylyasova.jpg

Сайле Ильясова  // «Громадське радио»
Сайле Ильясова

О крымскотатарских медиа и Крыме говорим с Романом Давыдовым, программным директором «Radio CEC», которое уже можно слушать в Интернете, и продюсером продакшена «Aile» Сайле Ильясовой. С гостями общаются журналисты Евгения Гончарук и Олег Билецкий.

Олег Билецкий: У названия есть свое значение. Расскажите.

Роман Давыдов: В переводе с татарского «СЕС» — это «голос». В русскоязычном варианте было бы «Радио Голос». Мы подразумеваем, что этот голос будет принадлежать тем крымским татарам, которые «счастливы» сейчас в Крыму.

Евгения Гончарук: Когда вы запустились?

Роман Давыдов: Запустились мы 18-го мая, в день депортации крымских татар. Мы посчитали, что это правильная дата. Идея возникла немного спонтанно.

Мы и наши коллеги в Европе, в Голландии и Австрии, написали софт, который позволяет безопасно выходить в эфир с таких горячих точек, как Донбасс и Крым.

Софт основан на мобильном приложении, которое можно скачать в GooglePlay. Оно позволяет делать как прямой эфир, так и записи. При этом в эфире любой радиостанции это будет казаться качественным материалом, не будет слышно, что говоришь по телефону. Самое главное: никто не поймет, что это эфирная студия, даже если телефон попадет кому-то в руки. Когда вы заходите в приложение, видите что-то похожее на калькулятор или игру. При вводе ежедневно меняющейся комбинации ты попадаешь в эфирную студию, где сеть конкретные кнопки.

Сначала мы все это задумали для Донбасса, но, когда ужесточилась ситуация с Меджлисом, решили, что в Крыму оно нужнее. Сейчас там идет музыка и новости другой нашей радиостанции. В ближайшее время появится крымскотатарский журналистский контент.

Олег Билецкий: Какая музыка в эфире?

Роман Давыдов: Сейчас играет музыка последних 2-3 лет, относительно современная крымскотатарская музыка. Большая часть — песни, записанные после аннексии Крыма. Копая материал, мы обнаружили, что и у крымских татар есть свои ватники, есть хорошие певцы. Есть свои Газмановы и Валерии, Повалий и Лорак. Но их поменьше. Есть новые песни, есть gold.

Если получим частоту, то сможем вещать только на украинскую территорию.

Евгения Гончарук: Есть ли журналисты, которые могут готовить качественный контент на крымскотатарском языке?

Роман Давыдов: Я думаю, что есть, но немного. Мы готовы подключать не только журналистов. В данной ситуации практически любой голос важен и нужен. По сути, любой человек, который зарегистрируется в нашей условной базе, сможет выходить в эфир с какими-то сообщениями. Будет какой-то пул 100% наших людей. Они смогут выходить в эфир без модерации. У них будет график. Также человек может что-то записать для нас. Мы это получим, оформим и пустим в эфир.

Сайле Ильясова: Meydan сейчас готовит крымскотатарские новости. На данном этапе будет только крымскотатарский язык, а потом добавится украинский.

Олег Билецкий: Может, в рамках вашего продакшена нужно создавать какой-то контент, не обязательно новости?

Сайле Ильясова: Возможно. Мы открыты к диалогу и сотрудничеству.

Олег Билецкий: Чего крымским татарам не хватает в медиапространстве?

Сайле Ильясова: Не хватает правды из Крыма. На «новых» телеканалах «Миллет», ГТРК «Крым» ведущие — несознательные дети 18 лет, которые абсолютно не понимают, что они читают с листа. Набрали людей, которые будут говорить то, что нужно власти в Крыму.

Роман Давыдов: Основной нашей задачей было обезопасить людей, чтобы оттуда получать контент. GooglePlay в Крыму заблокирован, но через специальную программку можно скачать. Конечно, нужно указать, что вы не находитесь в Крыму.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.