У России — «цугцванг». Любой ход может ухудшить ее позицию, — А. Беловол

25 января 2016 - 08:40 991
Facebook Twitter Google+
Политолог Алексей Беловол рассказывает о перспективах возвращения Крыма и Донбасса, выборах на неподконтрольной территории, а также ценах на нефть, долларе и интересах России

Алексей Бурлаков: Выборы на временно неподконтрольной Украине территории — возможно ли это в нормальном формате, и что они значат для Украины?

Алексей Беловол: Сейчас ситуация — «цугцванг». Есть такой термин в шахматах, когда любой ход ухудшает твою позицию. Так вот этот цугцванг одинаков и для России, и для Украины. Но то ли Красная площадь не просчитала, то ли действительно не верили, что с Ираном не договорятся по поводу нефти, но Кремль «прощелкал».

И это создает условия, при которых нефть будет не просто опускаться, а она будет стремительно лететь вниз. Прогнозы российских аналитиков говорят, что 25 — это просто нереальная цифра. По крайней мере, так было раньше. Все говорили, что цена опустится, а потом вернется на прошлый уровень. А 25 или 18 — это не фантастика.

У Ирана много нефти. Она законсервированная. Он может ее продавать, начиная с ночи воскресенья на понедельник. Он начал это делать и сами видите, какой у нас курс барреля сейчас. Ну где-то 35, может 30. Но этот фактор меняет диспозицию в корне. Потому что теперь у Кремля нет просто времени.

И теперь Украина, которая долго была в осаде, занимает позицию немножко сверху. При которой она может тянуть время, пользуясь юридическими основаниями для того, чтобы не давать окончательный ответ относительно статуса Донбасса.

Российский бюджет уже сейчас смонтирован на 50-ти, что называется «почувствуйте разницу». Сейчас они не видят глобальной катастрофы, так как Россия платит в рублях, а покупают в долларах. Но все понимают, если такая цена сохранится, то дальше это будут серьезные последствия. Рубль установил свой антирекорд и продолжает балансировать на грани, что называется «вышел за 80» и уже цифра 100 не кажется такой фантастической.

Украине нужно добиваться того, чтобы выборы проводились с участием самого высокого представительства Запада, который будет санкционировать проведение этих выборов. После того, как будут все границы восстановлены, Конституция вернется и Украина будет проводить выборы по своей Конституции с наблюдателями из Евросоюза.

Алексей Бурлаков: А в какой ситуации это возможно?

Алексей Беловол: Все же понимают, что Россия и Путин засиделись в «мачизме». Просто образ мачо, к которому Путин так привык, после Турции пропал и имел очень бледный вид. Когда он даже на пресс-конференции вместо того, чтобы сказать: «Не допустим, одной полярности не может быть в мире», говорил о том, что кто-то поддался на уговоры или предложения Америки.

Путин всегда был на коне, а в этот раз, это выглядело капитуляцией. Уровень какой-то уличной дискуссии. Дипломатический язык точно не соответствует статусу руководителя Кремля и человека, который по сути является «царем» очень большой территории.

Эту ситуацию нужно использовать максимально. Здесь нужно говорить не только про Донбасс, но и про Крым. Я думаю, что если сказать Путину, что «Ладно! Крым пусть уже остается у вас, решите ситуацию на Донбассе», то уверен, что за месяц, уже все разрешилось бы. Но в этом-то и вопрос.

Иран уже вышел на нефтяной рынок, ему не выгодно держать свою нефть. Цена опускается, и в этой ситуации Кремль в роли заложника. То есть он попал в засаду, переоценив свои возможности.

Кроме того, Обама в послании к своему конгрессу сказал, что Украина и Сирия уходят из-под российской орбиты. И это говорит о том, что ребята могут забыть про Украину. Она может Крым, если не отвоевать, то, по крайней мере, занять для себя максимально выгодную позицию и довести до той ситуации, когда России просто Крым будет невыгоден.

Валентина Троян: А какой процесс ухода? Как сделать так, чтобы они ушли?

Алексей Беловол: Сейчас говорить о том, как Россия будет уходить из Крыма немножко рано. Давайте смотреть реально. У нас 1 января запустилась ассоциация с Евросоюзом. У нас в перспективе безвизовый режим и нам сейчас нужно думать о том, как будем внутри решать все вопросы. Для того, чтобы это все не переросло в третий Майдан.

Поэтому вопрос возвращения Крыма — это вопрос тактический и стратегический. Это нужно сделать так, чтобы не разменять Крым на Донбасс. Потому что, если раньше можно было говорить о том, что это выгодно, то сейчас — нет. После того, как была выиграна информационная политика и можно сказать позиционирование в вопросе, когда Крым был обесточен…

Все помним, как Россия отреагировала. Все сидели в одной комнате и боялись сделать шаг, чтобы не рвануло… Запад, Кремль, Украина — все понимали, что если Запад ввяжется в военную историю, то им это будет очень дорого стоить. Поэтому все стояли и ждали чего-то. И тут появился новый эпизод — разбитый российский самолет.

Алексей Бурлаков: Это катализатор какой-то был?

Алексей Беловол: Россия не ответила. Она просто промолчала, обиделась, начала страдать и возмущаться. Но если ты заявляешь, что хочешь конкурировать со Штатами на геополитическом пространстве, то как бы реагировало США, если бы был сбит их самолет?

Для Украины сейчас важно четко держать свою линию, отстаивать свои интересы, максимально убрать из комментаторов тех, кто будет кричать: «Мы отомстим».

Я говорю о том, как лучше в данной ситуации себя позиционировать, потому что сейчас многие на нашей стороне. А вот те, кто недовольны президентом, (и есть за что), они должны понимать, что в данной ситуации нужно сделать все так, чтобы не позволить этой власти устроить «здесь свой бетон», с другой стороны — нужно не затоптать гражданское общество. Оно должно понимать, что говорить и как.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.